Научно-практические статьи по спорам с участием специалистов Агентства




  Президент Российской Федерации




  Интернет-портал Правительства Российской Федерации




  Сервер органов государственной власти России




  Верховный Суд Российской Федерации




  Консультант плюс




  Арбитражный суд Северо-Кавказского округа




  Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд




  Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд




  Арбитражный суд Ставропольского края




  Арбитражный суд Краснодарского края




  Арбитражный суд Ростовской области




  Ставропольский краевой суд




  Сайт Губернатора Ставропольского края




  Федеральные органы исполнительной власти России



  Адвокатская палата Ставропольского края




  Нотариальная палата Ставропольского края




  Арбитражный суд республики Дагестан




  Арбитражный суд Карачаево-Черкесской республики




  Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики




  Арбитражный суд республики Ингушетия




 Арбитражный суд Республики Северная Осетия - Алания




 Арбитражный суд Чеченской республики




 Арбитражный суд республики Калмыкия




 Арбитражный суд республики Адыгея







Алексей Шапошников — Качественные законы – результат профессиональной работы

- Алексей Валерьевич, не так давно вы стали председателем совета законодателей Центрального федерального округа. Что это за структура? Зачем она нужна?

- Совет законодателей является коллегиальным органом Совета при полномочном представителе Президента РФ в Центральном федеральном округе. Главное направление работы - выработка законодательных инициатив и подготовка актуальных предложений по вопросам, касающимся законопроектной деятельности региональных парламентов.

Совет - удобная площадка, которая позволяет нам, законодателям, обмениваться опытом, предлагать идеи, разрабатывать законопроекты, получать на них профессиональные отзывы, через Государственную Думу и Совет Федерации вносить изменения в федеральное законодательство. В конечном итоге создается качественный продукт в виде закона, который будет успешно работать на практике.

- Какие законопроекты уже одобрены Советом? Приведите примеры.

- Совсем недавно мы получили поддержку Совета по очень важному вопросу. Мосгордума предложила ввести уголовную ответственность за содействие незаконному получению или незаконную выдачу документов, необходимых для въезда, пребывания на территории России или транзитного проезда. Также мы считаем необходимым предусмотреть уголовную ответственность за организацию незаконной миграции лицом с использованием своего служебного положения.

По оценкам министра внутренних дел РФ Владимира Колокольцева, численность находящихся в России иностранцев составляет около 10 миллионов человек. При этом, несмотря на сокращение доли нелегальной миграции, в конце 2017 года в России с различными нарушениями находилось около 2,6 миллиона иностранных граждан.

За последние годы руководством столицы принят ряд важных мер, которые прямо или косвенно способствовали сокращению числа нелегалов. Например, упорядочен прием и учет прибывающих в город трудовых мигрантов - создан «Многофункциональный миграционный центр». Приняты меры по ликвидации центров притяжения потенциальных нарушителей - было закрыто несколько десятков рынков, легализован рынок такси. Но, тем не менее, проблемы еще есть.

Сейчас уголовная ответственность предусмотрена за организацию незаконного въезда в Россию иностранных граждан или лиц без гражданства, их незаконного пребывания в стране и незаконного транзитного проезда. Организация подразумевает планирование, подбор соучастников, руководство непосредственным совершением преступления. А если факт организованного характера не будет доказан, то будет отсутствовать и состав преступления. И наш законопроект восполняет именно этот пробел.

Внесение изменений в Уголовный кодекс РФ, которые предложили столичные депутаты, мы обсудили на площадке Совета законодателей ЦФО и затем получили поддержку профильной комиссии Совета законодателей РФ. Сейчас документ направлен на рассмотрение в Государственную Думу.

Депутатами Мосгордумы были внесены в Государственную Думу в порядке законодательной инициативы еще несколько важных законопроектов. Их актуальность продиктована самой жизнью. Мы настаиваем на введении в Уголовный кодекс РФ статьи за нападение на медицинских работников при выполнении ими профессиональных обязанностей. Нападение на врача лишает его возможности продолжать работу, а это означает, что другие пациенты могут не дождаться медицинской помощи. Этот проект был поддержан Правительством России и принят в первом чтении. Работа продолжается, и если в итоге изменения в федеральное законодательство будут внесены, то мы будем считать, что наша цель достигнута. 

Мы подняли вопрос о необходимости разработки законопроекта, ограничивающего распространение алкоэнергетиков. Существовала проблема с толкованием в судах положения Федерального закона № 171 о праве органов государственной власти субъектов Российской Федерации вводить полный запрет на розничную продажу одного вида алкогольной продукции. В последние несколько лет законы о запрете слабоалкогольных энергетиков были приняты в 67 регионах страны, но в трех из них они были отменены в судебном порядке по искам физических лиц. Мы предложили внести изменения в федеральное законодательство и тем самым окончательно закрепить право субъектов Российской Федерации на запрет распространения отдельных видов алкогольной продукции, в том числе алкоэнергетиков. Государственная Дума РФ приняла соответствующий федеральный закон, он вступил в силу с 1 января 2018 года. 

Получил поддержку Совета законодателей ЦФО и проект федерального закона «О государственном регулировании ограничения потребления испарительных смесей, используемых в устройствах, имитирующих курение табака». Речь идет о так называемых вейпах и кальянах. Мы предложили дать определение испарительной смеси и устройствам, имитирующим курение табака, установить запрет на продажу этих устройств несовершеннолетним, ограничить их использование в общественных местах. Отдельно предполагается установить ограничения на рекламу указанных устройств. Федеральные коллеги нас в этом вопросе в целом поддерживают, но предложили доработать документ таким образом, чтобы не мешать развиваться честному и ответственному бизнесу.

- Состав нынешней Мосгордумы значительно отличается от предыдущих созывов. Связано ли это с тем, что депутаты избирались исключительно по одномандатным округам, и что теперь только часть столичных парламентариев работает на постоянной основе, а другая их часть исполняет депутатские обязанности без отрыва от своей основной профессиональной деятельности? Как это повлияло на качество работы депутатского корпуса? 

- На мой взгляд, нынешний депутатский состав работает качественно и эффективно. Формат, когда часть депутатов продолжает трудиться по своему основному месту работы, принес положительные результаты. При таком положении парламентарии представляют в Думе свои профессиональные сообщества: врачей, учителей, строителей, творческую и научную интеллигенцию. А законодательные решения предлагаются с опорой на актуальный профессиональный опыт и практику.

- Мы живем в 21 веке, и в контексте развития технологий, изменился ли формат общения с избирателями?

- Безусловно, работа с избирателями осуществляется уже не только в традиционной форме личных встреч, но и через сайт нашего столичного парламента, социальные сети. Мои коллеги в Мосгордуме активно работают в социальных сетях, потому что большинство москвичей не отправляют нам письма и не обращаются в приемные, а напрямую пишут в аккаунтах. Кстати, именно от своего избирателя ты можешь получить самую оперативную информацию о происходящем в округе. Это очень помогает коммуницировать, получать обратную связь и решать поставленные задачи. Получается такая дорога с двусторонним движением, которой нужно не бояться, а конструктивно использовать.

- На заседании комиссии Совета законодателей РФ по информационной политике, информационным технологиям были представлены результаты ежегодного исследования официальных сайтов законодательных собраний всех регионов России. Методика исследования включала свыше 100 качественных и количественных показателей для каждого ресурса. И по совокупности показателей официальный сайт Московской городской Думы занял первое место. Поздравляем!

На сегодняшний день Москва занимает лидирующие позиции по внедрению современных технологий, которые помогают сделать жизнь в мегаполисе более комфортной и позволяют жителям полноценно участвовать в процессе управления городом.

Благодарю за высокую оценку, которую получил сайт столичного парламента. Считаю справедливым разделить нашу победу с авторами исследования, ведь в своей работе мы ориентировались в том числе и на их рекомендации.

Хочу отметить, что проект по оценке состояния сайтов законодательных органов власти субъектов Российской Федерации весьма своевременный и актуальный в свете программы «Цифровая экономика». В определенной степени этот проект опередил время, поскольку успешно развивается уже четвертый год. Огромную работу по методическому обеспечению этого исследования, сбору и анализу данных проделала комиссия Совета законодателей РФ по информационной политике, информационным технологиям и инвестициям. Отдельно хочу поблагодарить организаторов за открытость и готовность к сотрудничеству по совершенствованию методики исследования.

- Алексей Валерьевич, насколько конструктивно столичный парламент взаимодействует с другими ведомствами, например, с прокуратурой города?

- Работа ведется на всех этапах законотворческого процесса, начиная с обсуждения актуальных проблем, требующих правового регулирования. Сотрудники столичной прокуратуры принимают активное участие в работе непосредственно над текстами законопроектов, присутствуют на заседаниях комиссий и Мосгордумы, вносят свои предложения и замечания, которые учитываются депутатами при принятии решений. 

Совместная работа на начальных стадиях законотворческого процесса позволяет снижать количество актов реагирования прокуратуры в отношении уже принятых городских законов. Мы высоко ценим вклад прокуратуры в создание нормативной правовой базы столицы, отвечающей требованиям федерального законодательства, времени и интересам жителей столицы. 

В прошлом году в Мосгордуме состоялось несколько круглых столов, посвященных перспективам правового регулирования сфер или видов деятельности, которые активно развиваются в последние годы и нередко представляют опасность для москвичей. Речь идет об организации и проведении квестов, передвижении по городу на гироскутерах или других индивидуальных транспортных средствах на электротяге, содержании собак потенциально опасных пород. Эти и другие темы мы обсуждали совместно с представителями городской прокуратуры, которые высказали свои замечания и предложения. Все они будут учтены при подготовке соответствующих проектов нормативных правовых актов. 

- Год назад в Москве была заявлена обширная программа реновации жилья. Каково участие парламентариев в этом процессе?

- Да, с 2017 года в нашем городе реализуется программа реновации жилищного фонда. В нее вошли дома 1950-60-х годов постройки, больше известные как «хрущевки». Уникальность программы заключается в том, что город полностью взял на себя все обязательства перед жителями домов, которые принимают участие в программе. Мы понимаем, что проще построить новый современный дом, чем капитально отремонтировать здания, не подлежащие ремонту. Программа реновации затрагивает целые городские кварталы. Это не просто строительство новых домов, а развитие коммуникаций, комплексное благоустройство и создание современного города XXI века. Всего в программу вошли 5484 дома. Проект рассчитан на 15 лет. Более 1 миллиона москвичей получат новые квартиры. Депутаты Мосгордумы провели более тысячи встреч с москвичами, на которых разъясняли особенности и цели программы. Московская городская Дума приняла Закон «О дополнительных гарантиях жилищных и имущественных прав физических и юридических лиц при осуществлении реновации жилищного фонда в городе Москве», в котором прописаны дополнительные гарантии для москвичей при реализации программы.

- Мосгордума сменила свой адрес и уже более двух лет работает в новом здании на Страстном бульваре у Петровских ворот...

- Да, старое здание, которое находилось на Петровке, 22, уже не вмещало ни депутатов, ни помощников, ни аппарат Думы. Поэтому мы разместились в Московском парламентском центре, где также находится Совет муниципальных образований Москвы, Общественная палата города и аппарат уполномоченного по правам человека в городе Москве. 

Важно знать, что здание на Страстном бульваре – это объект культурного наследия. Оно было построено в 1774-1776 годах по проекту архитектора Казакова для семьи князя Гагарина. Усадебный комплекс вместе с Храмом святого благоверного князя Александра Невского и другими постройками признан шедевром классицизма. 

Депутаты приняли решение сделать этот памятник доступным для горожан. За два с лишним года Московский парламентский центр стал значимым столичным центром гуманитарной активности. Здесь проходят встречи, экскурсии, школьные олимпиады, тесты. Доброй традицией уже стало и проведение в стенах думы художественных выставок.

- В этом году Московская городская Дума отмечает свое 25-летие. Какие мероприятия планируются?

- Планов много и всех задумок пока раскрывать не стану. Замечу лишь, что отмечать 25-летие современной Московской городской Думы невозможно в отрыве от общей истории московского городского самоуправления.  Мы уже провели научно-практическую конференцию «Московская городская Дума 1785-1862 гг. От Екатерины II до Александра II», которая и открыла серию мероприятий, посвященных юбилею московского парламента.

Если говорить о современной России, то на протяжении четверти века Московская городская Дума ведет активную законотворческую работу, направленную на решение ключевых вопросов городского развития и улучшение качества жизни москвичей. При этом мы, безусловно, опираемся на традиции, которые были заложены нашими предшественниками, изучаем их опыт - возможно, что какие-то примеры решений вековой давности вполне можно использовать и в сегодняшней управленческой практике.

- Как взаимодействует Мосгордума с законодателями российских регионов и других стран?

- У нас выстроено конструктивное сотрудничество как с коллегами из других регионов, так и из стран ближнего и дальнего зарубежья. Приведу несколько примеров. Москва является одним из основных партнеров Белоруссии среди российских регионов. В 2017 году Московская городская Дума подписала соглашение об обмене опытом законотворческой деятельности с Минским городским Советом депутатов. Уверен, что наше сотрудничество будет продолжаться и интенсивно развиваться.

Еще пример: уже в этом году в стенах Мосгордумы побывала делегация Государственного Совета Республики Крым. В ходе встречи мы также подписали соглашение о сотрудничестве. Для Москвы и Крыма – это исторический момент. У нас и ранее существовало подобное соглашение, но оно было между двумя регионами двух разных стран. Сейчас же речь идет о взаимодействии уже двух субъектов Российской Федерации. Соглашение наполнено конкретным содержанием, будут созданы рабочие группы. Москва всегда готова делиться наработанным опытом. В свою очередь, у коллег в регионах мы находим то интересное и новое, что можно взять на вооружение. По сути мы построили свой "крымский мост” между Москвой и Крымом.

Еще две знаковые встречи прошли совсем недавно, в апреле 2018 года - с делегацией Индийской ассоциации парламентариев во главе с председателем Законодательного Совета штата Махараштра и лидером парламентской фракции партии «Индийский национальный конгресс» Соней Ганди. Мосгордума готова развивать отношения, которые были заложены еще во времена Советского Союза.

- Закончите, пожалуйста, предложение: «Если бы я не был депутатом и председателем Мосгордумы, то я был бы...»

- Военным. Пошёл бы по стопам своего деда и отца.

Екатерина Татьяничева.
Фото А.Фатеевой,
 пресс-службы МГД и официального аккаунта в ФБ.



Арсен Фадзаев — Борьба не спорт, а образ мысли

Впервые на борцовский ковер Арсен Фадзаев вышел в 14 лет. Уже тогда он проявил свои спортивные качества, позволив заговорить о себе как о будущем чемпионе. Спартакиада школьников, молодежные чемпионаты, первенства… Копилка наград регулярно пополнялась исключительно победами. Борец с великолепной мышечной чувствительностью, невероятно пластичный и ловкий, в нужный момент умеющий включать фантазию, дополняя заученные приемы собственной техникой. Все это давало не только поразительные результаты, но и делало Арсена уникальным. Его мощная и одновременно артистичная техника превратила спортивные схватки в искусство. И все это, включая богатый арсенал приемов, ему еще непременно припомнят, когда он сменит борцовский ковер на политическую арену… Но это будет потом, а сейчас у выдающегося борца Северной Осетии впереди – олимпийские победы. 

В течение пяти лет, с 1983 по 1988 годы, он не просто не проиграл ни разу, но не отдал своим соперникам ни одного балла. Первой звездной схваткой, которая завершилась со счетом 11:0, стал поединок с Эндрю Рейном в матчевой встрече СССР – США. Сокрушительные победы, обычно достававшиеся ему досрочно, не успевали подсчитывать, равно как и баллы. Чемпионат мира 1983 года, проходивший в Киеве, стал отправной точкой в стремительной карьере: невозможно было не заметить борца, который шесть непростых боев провел… за 10 минут. Свой первый чемпионский титул он получил быстро и красиво, в финальной схватке положив на лопатки грозного соперника, призёра Олимпийских игр монгола Буяндегера Болда. 

- Чувство, что никого не боюсь, появилось не сразу. Но после того чемпионата стало больше дерзости, уверенности в себе и стремления к олимпийскому золоту.

Но медалей высшей пробы пришлось ждать дольше, чем планировалось. День, когда находившийся на пике спортивной формы Арсен Фадзаев узнал о бойкоте Олимпийских игр в Лос-Анджелесе, он до сих пор вспоминает с глубоким сожалением:

 - У нас шел сбор в Кисловодске, мы были в спортзале. Когда узнали, что политбюро приняло решение не ехать на Игры в Штаты, онемели. Потом закричали наперебой: как так можно – пропустить Олимпиаду?! Это же для спортсмена святое. 

Свое отношение к важности олимпийских игр в карьере спортсменов он выразил и в 2018 году, когда Международный олимпийский комитет предложил ехать российской сборной на зимние игры в Пхенчхан только под нейтральным флагом. Пока «патриоты» заполняли социальные сети громкими лозунгами, он, первый вице-президент Федерации спортивной борьбы России, основываясь на собственном опыте, заявил:

- Я категорически против того, чтобы наши спортсмены не ехали. Они тренируются в ожидании «своих» Олимпийских игр, шанс выступить на которых может быть лишь раз в жизни. Я за то, чтобы наши спортсмены поехали, выступили и стали олимпийскими чемпионами. Мы выиграем и этим покажем, что сильнее всех.

Ведь двукратный олимпийский чемпион, всю свою жизнь сожалеющий о невосполнимой утрате третьей медали, понимал, что никакие игры, проведенные взамен олимпийских, не станут равноценной альтернативой. И никакой турнир «Дружба-84» не смог заменить Олимпиаду того же года… 

Однако, к счастью, это не сломило дух молодого борца, и вот уже в 1985-м он выигрывает чемпионат мира и кубок мира. И делает это снова через год. А потом снова. Ни один прием сильнейших борцов сборных других стран не срабатывал против Фадзаева, талант которого уже признали на всех уровнях. И чтобы это подчеркнуть, впервые в истории ему вручают специальный приз «Золотая борцовка FILA», присуждаемый лучшему борцу-вольнику. А ведь он еще даже не стал олимпийским чемпионом! К слову, сегодня «золотая борцовка» утратила свое прежнее величие, и ее, хоть и заслуженно, но получили довольно много атлетов. Однако, каждый из них, бесспорно, признает, что та, первая, так навсегда и останется недосягаемой – фадзаевской.

1988 год принес олимпийское «золото» не просто огромному СССР, но и маленькому селению Чикола в республике Северная Осетия. Непобежденный Арсен оступился лишь раз – в 1989-м, когда, решив бороться в более тяжелой весовой категории, уступил в финале чемпионата мира новоиспеченному олимпийскому чемпиону – американцу Кенни Мондэю. Это было знаком, что он должен вернуться в прежний вес, где его снова ждали победы: на чемпионатах мира 1990 и 1991 годов и на Олимпиаде в Барселоне.

После этих Игр он твердо решил воплотить в жизнь мечту о третьем олимпийском золоте. Но президент Федерации спортивной борьбы Иван Ярыгин подкорректировал его планы, предложив двукратному чемпиону стать главным тренером сборной России. И он действительно сумел привезти из Атланты золото: обновленная его усилиями сборная завоевала три награды высшей пробы. Однако это был бы не Арсен Фадзаев, если бы сдался без борьбы за титул трехкратного олимпийского чемпиона. Правда, попытка получить его была уже в качестве борца сборной Узбекистана. Возможность феерично завершить спортивную карьеру несколькими атакующими приемами была вырвана у Арсена его же учеником – россиянином Вадимом Богиевым. Но даже этот досадный факт не помешал ему стать лучшим борцом вольного стиля ХХ века, коим признала его FILA в 2003 году…

Одной из первых записей в трудовой книжке Арсена Фадзаева стала должность заместителя начальника управления Федеральной налоговой полиции России в Северной Осетии. Далее он был назначен заместителем главы отдела Главка ФСНП РФ по Северному Кавказу. Служба в налоговой полиции закончилась, когда он был уже полковником. А в 2000 году выпускник Узбекского института физкультуры и Северо-Осетинского госуниверситета им. К. Хетагурова предстает перед общественностью в новом статусе – доверенного лица кандидата в Президенты РФ Владимира Путина. 

- Арсен Сулейманович, почему изначально титулованный борец с хорошими задатками тренера решил пойти в политику?

- В какой-то степени можно сказать, что решили за меня. Иначе говоря, вынудили. Так получилось, что в свое время я открыто поддержал Ахсарбека Галазова (президент Республики Северная Осетия-Алания в 1994-1998 годах – авт.). Затем, когда к власти в республике пришла новая команда, она посчитала своим долгом всячески меня оттеснить. Характер не позволил отойти в сторону. Что говорить, много всего было с тех пор в политике.

И действительно, политические победы давались ему не так легко, как спортивные, но его гибкость, стремительность, острый ум и натура созидателя и здесь стали неоспоримым преимуществом. В декабре 2003 года он становится депутатом Государственной Думы в Северо-Осетинском одномандатном избирательном округе. Выдвигала его партия «Союз правых сил», но сразу после своего избрания он перешел в «Единую Россию». В дальнейшем стал замещать главу комитета по физкультуре, делам молодежи и спорта, а также вошел в Комиссию по Северному Кавказу. Как оказалось, политика затягивает, и без тени сомнения в своем решении продолжать политическую деятельность он стал депутатом Госдумы от партии «Единая Россия». Однако, 2007 год стал для его будущей карьеры своеобразной точкой невозврата – к спокойному и размеренному пребыванию в высших эшелонах власти, как привыкли многие его коллеги. Как говорится, большое видится на расстоянии. Вот и большие проблемы жителей столицы родной республики особенно остро были восприняты, когда он находился в Москве. Не желая мириться с чиновничьим беспределом в любимой Осетии, как истинный борец по жизни, он заставил себя заиграть новыми красками на политической арене. Те выборы в городскую думу Владикавказа были одними из самых напряженных. Максимум задействованных ресурсов, легальные и не очень методы борьбы за каждого избирателя, искренние заявления и скандалы почти на каждом избирательном участке: «новая команда» сторонников Фадзаева количественно уступила всего один мандат команде действующего мэра Казбека Пагиева – 12 против 13. И тогда, и сейчас результаты не в свою пользу Арсен Сулейманович объективно не признает поражением, не без основания полагая, что его поддерживает внушительная часть населения республики. 

Пожалуй, именно с тех пор Фадзаеву приходится из раза в раз демонстрировать свои навыки ведения поединков, отстаивая свое место во власти. Ведь в 2011 году, когда проходили выборы в Государственную думу, его просто не включили в списки кандидатов от «Единой России» от Северной Осетии. Летом 2012 года он вышел из партии «Единая Россия», обосновывая свой уход тем, что чиновничья верхушка полностью дискредитировала партию своими действиями. И через месяц вступил в другую – «Патриоты России». 

- Обычно переход из одной партии в другую общество воспринимает неоднозначно. Что вам дала эта перемена?

- А я и не переходил. Меня опять-таки постарались выжить. Но это не главное. Главное – народ. А народ всегда поймет, всегда примет, если ты действуешь по совести и поступаешь по справедливости.

- Кто был для вас наставником и примером на политической арене?

- Своего рода наставником и уж точно ярким примером на политической арене, да и в обыденной жизни, для меня всегда был и остается Ахсарбек Хаджимурзаевич Галазов. Во-первых, потому что это был честный и порядочный человек. Пройдя сложный и тернистый путь от учителя сельской школы до поста первого президента республики, Галазов сохранил все лучшие мужские качества, остался верным своему делу. Много лет я был рядом с ним, но никогда не видел и не слышал, чтобы он решал какой-то вопрос в интересах определенной группы, не говоря уже о своих личных. Он всегда смотрел на любую ситуацию с точки зрения людского блага. И, что очень важно, не стеснялся защищать интересы своего народа, всегда первым вставал на его защиту, причем на любом уровне – будь то региональный или федеральный.

- Чья политическая программа вам импонирует?

- Сталина. Я каждый год общаюсь с ветеранами Великой Отечественной, когда мы организуем для них различные мероприятия. И я слышу отзывы его современников, сам читал некоторые выступления и ознакомлен с программой. Конечно, были и минусы. Не стоит забывать о перегибах. Но его расширенный кругозор, профессиональный подход, железная дисциплина, уровень компетенций, понимание происходящих процессов и многое другое – наглядное пособие для руководителей.

- По сложившейся в республике в силу ментальности ее народа традиции, успешные выходцы из сел затем становятся некими донорами для своей малой родины. О масштабах вашей помощи, которая, кстати, адресно оказывается до сих пор в режиме нон-стоп, ходили легенды: жителям вашего родного селения Чикола оплачивались счета за газ. Как сегодня вы поддерживаете село?

- Чем можем, тем помогаем. В то время, о котором вы говорите, несколько лет осуществлялась оплата за всех жителей Чиколы. Я был депутатом, избирался оттуда, поэтому, в первую очередь, представлял интересы Ирафского района. Сейчас я представляю республику в Москве, помимо ежедневной рутиной работы, причем не только в Совете Федерации, но и в Федерации спортивной борьбы России, занимаюсь несколькими большими проектами в интересах региона.

…Сентябрь 2017 года помимо очередных нешуточных страстей во время предвыборной кампании в республиканский парламент принес Арсену Фадзаеву и очередные перемены в жизни. Вслед за заслуженным депутатским креслом его ожидало избрание представителем Северной Осетии в Совете Федерации. Причем его поддержали не только сторонники из «Патриотов», но и абсолютное большинство из «Единой России». 

- Что в планах у сенатора Фадзаева?

- Как я сказал, когда меня избрали, цель одна – продолжить работу в интересах республики, быть полезным, чтобы люди на себе почувствовали, что у них есть сенатор. Вы знаете, скажу, может быть, не очень корректно, но зато честно. Многие коллеги ведь не видны в своих регионах. Считаю это неправильным. Как сказала Валентина Ивановна Матвиенко: «Сенатор представляет регион и его жителей, а значит, должна быть и эффективность его работы».

- Вы всегда активно сотрудничаете с молодежью. Есть ли в арсенале какие-то проекты в сфере молодежной политики?

- Такими крупными проектами, о которых вы говорите, должно заниматься государство. Это его прерогатива. В приоритете – дать хорошее образование и дорогу молодым, обеспечить рабочие места.

- Кстати, о дороге молодым. Во время подготовки к выборам в парламент Северной Осетии в 2017 году вы реализовали проект, благодаря которому несколько молодых людей смогли попасть к вам в партию и имели возможность поучаствовать в предвыборной борьбе. А как в принципе молодежь может сегодня попасть в политику и органы власти?

- Зависит от программы каждой партии. Да и от особенностей того или иного региона. У нас, например, два молодых парня уже стали депутатами парламента. Кандидатами в депутаты на последних выборах были пять человек. Все они прошли честный отбор в нашем конкурсе. Мы объявили его среди парней и девушек от 21 до 30 лет, предложив возможность включения в список кандидатов. Конечно, у нас было огромное количество желающих войти в список, стать впоследствии депутатами, и большинство из них – это известные и уважаемые в Осетии люди, но я намеревался дать шанс молодым. Ведь неправильно, что в сознании многих людей прочно укоренился миф о том, что депутатом не может стать молодой человек из обычной семьи, даже если он обладает необходимыми навыками и желанием изменить жизнь родного края к лучшему. Для участия необходимо было подготовить свое резюме, написать эссе на тему «Если бы я стал депутатом» и отослать на электронный адрес. Авторы лучших работ, представившие наиболее внушительное резюме, были допущены к собеседованию, после которого и определились самые достойные. Поэтому, если у молодого человека действительно есть талант и желание, он не должен сдаваться и опускать руки. Рано или поздно его обязательно заметят. Главное верить в себя и свои силы.

- Талантливые и целеустремленные уже имеют шанс стать соратниками сенатора. А вообще, по какому принципу вы формируете команду?

- Принцип простой – кто принесет бОльшую пользу обществу. Мы рады всем неравнодушным людям, желающим работать на благо республики и страны.  

- Наверняка за столько лет работы выработаны свои методы проверки людей – не только на профпригодность, но и на их надежность. Можете ли вы на первом собеседовании дать человеку характеристику?

- Время лучше всего проверяет людей на прочность. Никаких особых рецептов нет. Что касается характеристики, то ее можно дать любому человеку. Однако нужно понимать, что это неблагодарное дело. Можно легко ошибиться, как в одну, так и в другую сторону. Мне, например, всегда хочется найти в человеке что-то хорошее. 

- Имя Арсена Фадзаева всегда было на слуху у народа. И ассоциации вызывало разные: и легенда в спорте, и борец на политическом ринге, и человек, готовый всегда прийти на помощь. Сейчас вы еще и неразрывно связаны с модной нынче тенденцией – розыгрышами подарков среди своих подписчиков в социальных сетях. Идея с публичными конкурсами – не характерна для политиков. Да и отношение к ним в обществе неоднозначное. Для чего эти репосты и розыгрыши?

- Для политиков они не характерны, я с вами согласен. Но если мы взглянем немного шире, то открывается совсем иная картина. Такая форма общения распространена во многих странах. Инстаграм – аудитория, которую в большинстве своем представляют молодые люди. Иногда нужно разбавлять свою ленту, и размещать публикации не только на тему политики и отчеты о проведенной работе. Ведь все мы живые люди.

- На ваш взгляд человека, который никогда не страдал отсутствием поддержки у населения, чем сегодня политик может заслужить любовь народа?

- Отвечу максимально коротко и просто: если любить свой народ, дорожить отношением, то он обязательно оценит…

Приемная  Арсена Фадзаева во Владикавказе открыта почти что ежедневно. И это не приемная депутата, не приемная сенатора. Это место, куда со своими проблемами жители республики приходят к человеку, в силу помощи которого верят безоговорочно. Или он, или его помощники всегда готовы выслушать и оказать максимальное содействие. Решение бытовых вопросов, помощь в лечении, поддержка молодежных инициатив –в его компетенции максимально широкий круг вопросов. 

Однако приоритетным остается спорт. И это неудивительно. Он является создателем общественной организации «За здоровье нации», на счету которой ряд крупных и не очень мероприятий, которая регулярно пропагандирует здоровый образ жизни. 

А еще уже более 20 лет существует также созданный им клуб борцов «Аланы», который за это время вырос до борцовской ассоциации. В ней занимаются многие подростки из районов республики и Владикавказа. «Аланы» выпустили в мир таких бойцов, как Артур Таймазов (трехкратный олимпийский и двукратный чемпион мира, не раз завоевавший серебро) и Хаджимурат Гацалов (олимпийский и пятикратный чемпион мира). Не менее известен рано и трагически ушедший из жизни Бесик Кухудов, бронзовый и серебряный призер на Олимпийских играх, 4-кратный чемпион мира. И список имен титулованных борцов пополняется ежегодно.

…Большие семьи в Северной Осетии – скорее традиция, чем диковинка. Вот и Арсен, один из четырех братьев, считал большой радостью расти в доме, всегда полном людей. Мать Раиса проработала ветеринаром, отец Сулейман – простым водителем. Но для того, чтобы воспитать своих детей честными, с обостренным чувством справедливости, наделенными качествами настоящего мужчины, им и не нужны были высокие должности. Семью Фадзаевых отличало и еще одно качество – сплоченность. С юношеских лет и по сей день именно оно является основой незыблемой крепости семейных ценностей, которые как надежный тыл даже в самые тяжелые времена. Одним из непростых периодов была трагическая гибель одного из братьев в автокатастрофе. И вот опять на помощь пришел тот самый дух единства – вдова и двое осиротевших сыновей оказались под надежной опекой всей дружной семьи.

Но самой главной удачей в его судьбе является встреча с супругой Мариной. История знает много примеров успешных деятелей, опорой и поддержкой которым служили их жены. Чета Арсена и Марины смогла бы быть в первой десятке этого списка. Никогда не выставляя напоказ свою любовь, тем не менее, они вселяли в окружающих уверенность в ее глубине и силе. И этот прекрасный союз воспитал не менее достойных детей – сына и дочь. И если есть у Арсена Фадзаева секрет счастья, то он явно кроется в любимых детях, а теперь еще и в обожаемых внуках.

- Семья – самое большое богатство. И это не громкие слова, а правда жизни. Чем больше семья, тем ты богаче. Недавно у меня родилась третья внучка – Адель. Как шутили друзья: «Тебя лишили возможности стать трехкратным Олимпийским чемпионом, но теперь ты трехкратный дедушка!». Это гораздо важнее и приятнее. Каждый вечер я стараюсь приехать домой не очень поздно, чтобы внуки еще не уснули. И два-три часа обязательно провожу с ними. Редкие выходные, которые совпадают с отсутствием командировок, также стараюсь проводить с семьей.

- От таких титулованных борцов ждут продолжения династии, однако ваш внук ходит на бокс. С чем связан такой выбор?

- Арсен-младший действительно влюблен в бокс. Он ходит на тренировки, постоянно занимается дома, отрабатывает технику, удары. При этом каждый вечер смотрит разбор поединков в интернете, изучает сильные и слабые стороны известных боксеров. У него горящие глаза. Я полностью его поддерживаю. Кто знает, может завтра и он станет прославленным спортсменом?!

Действительно, почему бы и нет, тем более, когда в доме есть такой пример трудоспособности, одаренности и целеустремленности, которые, наверняка, передаются по наследству.

Мадина Макоева.
Фото газеты «Северная Осетия».



Василий Голубев — Не стоит плыть, забыв про вёсла

Осенью 2010 он попросил больше не считать его новым губернатором. «Будем исходить из того, что губернатор на Дону уже старый, в курс дела вошел»,  — полушутя заметил на одном из совещаний. Примерно то же вскоре повторил и на встрече с приехавшим в Ростов председателем правительства страны Владимиром Путиным, доложив ему, что этап становления в должности пройден.

К тому времени назначенный в мае 2010 года губернатором одного из ключевых регионов Юга России Василий Голубев  успел объехать практически все города и районы Ростовской области. И на основании увиденного смог определить опорные точки. Их он и назвал в разговоре с Путиным. Говорил о политике пяти «и» — приоритетах, способных вывести область в лидеры: инвестициях, инновациях, институтах, инфраструктуре, интеллекте. Делился планами построения системы приоритетных инвестиционных проектов. Эта мысль вскоре нашла свое воплощение в проектах так называемой «губернаторской сотни». И ставил во главу угла то, что называл «социальным самочувствием людей»:

— Главная цель, по-моему — это хорошее самочувствие, настроение и благополучие жителей Ростовской области.  Понимаю ту колоссальную ответственность, которая на меня возложена...

 Сегодня многое из того, о чем говорили октябрьским вечером 2010 года премьер и донской губернатор, стало частью повседневной жизни Ростовской области.  К пяти «и» добавились еще два: индустриализация и инициатива. Целый ряд проектов «губернаторской сотни» реализован и дает отдачу. И уже появляются новые магистральные направления, вызывающие интерес у широкого круга инвесторов.

Именно в последние семь лет область вышла в зерновые лидеры. Добилась не просто рекордного сбора зерна, а стабильно высоких урожаев. Пожалуй, впервые в новейшей истории Ростовской области сельское хозяйство из «черной дыры» стало превращаться в одну из основных точек роста.

Сделаны впечатляющие шаги в направлении ускоренного социального развития. Один из них — ликвидация очереди в детские сады для ребятишек в возрасте 3-7 лет. Этого удалось добиться, реализовав программу «100 детских садов». Дело теперь за яслями, а также за школами, которые планомерно реконструируются и переводятся на работу в одну смену.

Реализуется программа «Безопасные и качественные дороги». Программа дорогая, потянувшая на 20 с лишним миллиардов рублей. Но ее влияние на все стороны жизни на Дону трудно переоценить. В ряду масштабных инфраструктурных проектов, которые область с полным правом записала себе в актив, — возведенный впервые в новой России с нуля современный международный аэропорт «Платов». Он стал ядром будущего мощного транспортно-логистического узла. Готовится принять матчи чемпионата мира по футболу только что отстроенный современный стадион «Ростов-арена». А новые проекты и программы становятся составной частью формирующейся сейчас Стратегии социально-экономического развития Ростовской области до 2030 года…

Когда  в мае 2010 года тогдашний президент страны Дмитрий Медведев остановил свой выбор на 53-летнем главе Ленинского района Подмосковья Василии Голубеве, этот выбор одним показался неожиданным, другим же напротив — предсказуемым и логичным. Те, кто ожидал, что политического тяжеловеса Владимира Чуба, сумевшего вытащить область из трясины экономического безвременья 90-х годов, сменит кто-то из игроков тогдашней губернаторской команды, недоумевали: мол, как же так, присылают на Дон «варяга»... Их оппоненты в ответ указывали на донские корни «варяга» и тот управленческий опыт, что приобрел Голубев, работая в течение трех с лишним десятилетий в Московской области на должностях самого разного уровня.

А в администрации президента, обратив внимание на кандидатуру главы Ленинского района Подмосковья, явно имели в виду не только опыт и корни. Свою роль сыграло отношение кандидата в губернаторы  к своей малой родине — небезразличное, заинтересованное и теплое.

— Покидаю губернаторский пост с легким сердцем, — признавался пробывший во главе Ростовской области более 18 лет В. Чуб. — И рад, что президент предложил кандидатуру нашего с вами земляка, человека известного мне 15 лет. Я знаю его доброе, хорошее отношение к нашей области, к нашим людям...
Сам же В. Голубев свое отношение к Донскому краю неизменно обозначает как глубоко личное:

— Чувство трепета по отношению к Ростовской области испытываю всегда. Вернувшись на Дон, сразу из аэропорта поехал в станицу Ермаковскую. Дом, в котором я родился, где жили бабушка с дедушкой, до сих пор стоит, и землянка, и погреб с колодцем, которые дед вырыл. И это здорово, что все это есть... Да и в области многое мне близко и знакомо. Люди, места... В Тацинском районе с помощью «Мострансгаза» занимался прокладкой трубопровода. Был сопредседателем рабочей группы по подготовке соглашения о сотрудничестве между Ростовской и Московской областями…

А еще признается: москвичом так и не стал. И очень хочет, чтобы его дети и внуки, выросшие в столице, сумели оценить родину своих предков и проникнуться к ней любовью. Это желание приобщить близких к истории и красотам донской земли, а через них и у всех остальных разбудить интерес к родному краю натолкнуло губернатора  на серьезные мысли: 

– Лет в 14 я начал увлекаться фотографией. Со временем брать с собой фотоаппарат стало уже традицией. А 2010 год в этом смысле стал для меня самым продуктивным. Тогда мне предстояло очень быстро вновь познакомиться с Ростовской областью. В течение короткого времени я объехал все ее уголки и фотографировал: с самолета, вертолета, из автомобиля. Открыл ее по-новому. Оказалось, что многого не знал. Когда я показываю этот альбом, все удивляются: «Это что, у нас?» Становится так обидно! У нас много прекрасных мест, где можно отдохнуть, почувствовать историю, природу донского края. Поэтому я принял решение о развитии внутреннего туризма…

А какой туризм без экологического благополучия! Отсюда и берут начало многие природоохранные проекты, реализуемые сегодня на Дону: «Экологический марафон», фестивали «Воспетая степь», программы «Чистый Дон» и «Вода Ростова». Оттого год от года растет число природных парков, заказников и других особо охраняемых природных территорий. Оттого так мощно прозвучал на Дону 2017 год, объявленный, как известно, Годом экологии. 

Жизнь сложилась так, что,  родившись 30 января 1957 года в шахтерской семье в станице Ермаковской, Тацинского района,  В. Голубев большую часть жизни провел за пределами своей малой родины. Ею он, кроме Ермаковской, считает поселок Шолоховский, что в соседнем с Тацинским Белокалитвинском районе. В Шолоховском он окончил школу, отсюда, подобно многим мальчишкам той поры,  мечтая стать сначала летчиком, потом — строить самолеты, уехал поступать в Харьковский авиационный институт. Однако, несмотря на более чем приличный аттестат и успешно сданные экзамены, в институт по конкурсу не прошел: иногородних тогда в ХАИ  из-за дефицита мест в общежитиях принимали неохотно.

Пришлось вернуться в Шолоховский, где устроился на первую в своей жизни работу. Произошло это в 1974 году, и с той поры и ведет Василий Голубев отсчет своего трудового стажа. Начал слесарем на шахте «Шолоховская». Днем работал, вечерами занимался, готовясь  к приемным экзаменам в институт. Проработав на шахте год, снова уехал поступать. Теперь уже в Москву. И на этот раз удачно — успешно сдав экзамены, был принят в Московский институт управления. Вот как описывает историю с выбором пути сам Василий Юрьевич:

— Все произошло, можно сказать, случайно. Я очень сильно хотел в Качинское авиационное училище. И даже успел пройти в нем физтестирование. Но взрослые стали отговаривать меня. Тем не менее хотелось связать жизнь с авиацией. И после школы пробовал поступать в Харьковский авиационный институт. Не прошел по баллам. Вернулся домой, а через год снова рванул поступать в авиационный, но на этот раз московский. Приехал в приемную комиссию — уже закрыто. Отправился ночевать на аэровокзал. И совершенно случайно познакомился с парнем старше себя. Он, по-моему, уже на четвертом курсе учился. «Слушай, — говорит, — а поступай к нам! Очень интересный институт»...

Речь шла о первом в Советском Союзе вузе, в названии которого присутствовало слово «управление», — Московском институте управления имени Орджоникидзе. Ректором там была Олимпиада Васильевна Козлова, считающаяся основательницей управленческого образования в России. У нее и у других маститых преподавателей и начал Голубев постигать азы науки управления. А родители поначалу даже были не в курсе: ведь поступать сын уехал совсем в другой вуз...

Позже в жизни Голубева будет еще один вуз – Академия госслужбы при президенте. Будут две успешно защищенные диссертации — кандидатская по правоведению и докторская по экономике. Это все впереди. А пока, окончив институт, Голубев устроился на  грузовое автотранспортное предприятие в подмосковном городе Видное. Работал сначала старшим инженером, затем стал начальником отдела эксплуатации. 

Спустя три года перешел на партийную работу. Позже сменил ее на советскую, став в 1990 году председателем Видновского городского Совета народных депутатов. Вот с той поры его политическая карьера, можно сказать, и устремилась вверх. Уже в ноябре 1991 года Голубева назначили главой Ленинского района Московской области. Затем, на первых выборах главы района 1996 года, он одержал победу, став уже избранным главой. Вспоминая те времена, Василий Юрьевич не без удовлетворения замечает:

— В моей жизни не было выборов, которые я бы проиграл...

А политическая судьба будущего донского губернатора меж тем готовила ему новый старт. В апреле 1999 года глава Ленинского района Подмосковья становится вице-губернатором Московской области, составив, таким образом, пару губернатору Анатолию Тяжлову, о котором Голубев и сегодня говорит неизменно уважительно. Когда Тяжлов вел предвыборную кампанию, именно Голубеву он доверил временное исполнение губернаторских обязанностей. 

Характерно, что утвержден в должности вице-губернатора Голубев был единогласно. Абсолютно все депутаты Московской областной думы проголосовали за его кандидатуру. Оттого, видно, избранный в 2000 году новым губернатором Подмосковья Борис Громов, оценив деловые качества Голубева и доверие, которым тот пользовался, предложил ему оставаться в новой команде в качестве первого заместителя председателя областного правительства.

И все же через три с небольшим года вернулся Василий Голубев в уже обжитой им Ленинский район. Вновь победил на выборах главы. Там и застало его пришедшее из администрации главы государства неожиданное предложение поехать на Дон губернатором. Сделал его президент на основании решения «Единой России», назвавшей его имя в числе трех кандидатур на этот пост. 

 Так и произошла новая встреча Василия Голубева с отчим краем. И на этот раз уже не мимолетная. 

Однако долго предаваться лирическим воспоминаниям, радуясь встречам с родными местами и близкими людьми, не пришлось. Обстановка на Дону складывалась такая, что в работу впрягаться пришлось буквально уже на следующий после инаугурации день. В России летом 2010 года лютовала засуха в самом худшем ее варианте. Посевы и леса горели от зноя не фигурально, а по-настоящему. Пылали целые села. Над всей страной стелился дым пожарищ. В этой ситуации Ростовская область, где обозначилась перспектива сбора высокого урожая, представлялась своего рода спасительным оазисом. 

Крайне тревожному положению с урожаем было посвящено августовское совещание в Таганроге с участием президента Медведева. Там наметили ряд мер, направленных на обуздание ситуации. И здесь помогли усилия донских аграриев, сумевших в нечеловеческих условиях собрать почти семь миллионов тонн зерна. Величина по тем временам рекордная — даже для куда более благополучных годов. Так что совсем не случайно осенью Владимир Путин решил подвести итоги трудного сельскохозяйственного года именно в Ростове.

Вспоминая ту огневую пору, донской губернатор повторяет явно полюбившуюся ему мысль: этот, да и другие успехи стали возможны благодаря тому, что работает в области простой лозунг «Вместе!». Его в свое время выдвинул В. Голубев, и по-прежнему он считает сплоченность решающим условием движения вперед. Со временем дополнил разве что собственной формулой кадровой политики:

– В деятельности каждого чиновника правительства Ростовской области должны быть положительная динамика и поиск новых решений. Отчасти именно с этим бывают связаны мои не самые приятные кадровые решения,  когда вижу, что по некоторым  направлениям мы просто начинаем плыть по реке, забыв про весла…

Не плыть безвольно, не пускать дело на самотек, не закрывать глаза на проблемы в расчете, что «само рассосется» — вот  принципы подбора Голубевым своей команды.  Конечно, за неполные восемь лет его руководства губернаторское окружение претерпело и продолжает претерпевать изменения. Многие ушли, не сумев удержаться в команде, оказаться на высоте предъявляемых им требований. Ну, а те, кто закрепился, немало пользы области принесли и приносят.

 Без преувеличения, блестяще сработали летом 2014 года, в разгар событий на Донбассе, заместители губернатора Вадим Артемов и Сергей Бондарев, руководитель областного департамента по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций Сергей Панов. Это именно их усилиями в приграничных районах области были оперативно развернуты пункты приема беженцев из охваченного гражданской войной юго-востока Украины. Не будь этого, область, да и вся Россия столкнулись бы с кризисной ситуацией, ничуть не меньше той, что потрясла Европу после наплыва туда беженцев из Ближнего Востока и Африки. Такие последствия смог просчитать донской губернатор. И, сработав, что называется, на опережение, объявил  в области уже в первые дни боев в украинском Донбассе режим чрезвычайной ситуации. Помог, таким образом, людям, которых война сорвала с обжитых мест, и в области сохранил нормальную обстановку. 

Быстро вошел в курс дела на «расстрельной» должности министра ЖКХ Сергей Сидаш. И сегодня, уже став заместителем губернатора, успешно курирует коммунальное хозяйство и донской стройкомплекс. Последний вот уже который год отличается завидными темпами роста ввода жилья. В прошлом году его сдано более 2,3 млн квадратных метров. Как утверждают специалисты, если сохранять такие темпы и объемы в течение нескольких лет, то в обозримом будущем можно рассчитывать на окончательное решение «квартирного вопроса». Правда, благополучную картину здесь портит застарелая картина обманутых дольщиков. Но это беда общероссийская. Тем не менее, шаги к решению ее на Дону предпринимаются. Дело не стоит на месте.

Только донского губернатора это не успокаивает. Об этой и других проблемах он предпочитает говорить, не замалчивая трудностей, не устает искать схемы выхода из непростых ситуаций. Так было и относительно недавно в случае со скандальным банкротством угольного холдинга «Кингкоул». Тогда по вине жуликоватых хозяев без работы и зарплаты остались несколько тысяч человек. 

Губернатор не один раз ездил в Гуково к возмущенным шахтерам. Встречался с людьми, объяснял ситуацию, спорил, доказывал – и шахтерам, и местным властям, и своим коллегам. С ним вместе неизменно выезжала большая группа специалистов: чиновники, правоохранители... Все они были готовы дать необходимые консультации на месте, разобраться в возникавших проблемах.  И, в конце концов, областное правительство нашло возможность поддержать людей и способ выплатить им долги, превысившие 300 млн рублей. Сам Голубев, вспоминая ту историю, говорит, что тогда власть прошла буквально по тончайшей грани: еще чуть-чуть — и действия правительства могли бы быть признаны противоречащими установленным финансовым нормам и правилам.

Однако сумели-таки найти законный выход. А к случаю с  «Кингкоулом» у Голубева осталось двойственное отношение. С одной стороны, вроде и добились власти успеха. Сумели выправить сложнейшую ситуацию. А с другой —  пришлось исправлять тяжелые последствия прихода в донскую угольную отрасль недобросовестного инвестора. И вот теперь следует думать над тем, как ужесточить отбор инвесторов, как сделать более взыскательной экспертизу проектов. 

Казус «Кингкоула» лишь побудил В.Голубева умножить усилия по ускорению социально-экономических преобразований в монопрофильных территориях Восточного Донбасса. Необходимость придания им статуса территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) губернатор терпеливо и настойчиво доказывал на самых разных этажах федеральной власти, не исключая и самых высоких. И добился-таки, что сначала Гуково, а вслед за ним Зверево и Донецк получили статус ТОСЭР. Сейчас этот статус наполняется реальным смыслом. Цель все та же: через утверждение экономического благополучия поднять социальное самочувствие жителей этих проблемных территорий. Губернатор решительно против самого термина «депрессивный»:

– Сегодня мы можем и должны говорить о территориях развития. Только с таким пониманием мы можем двигаться в правильном направлении…

Новые предприятия, которые за эти годы появились в Гуково, Шахтах, Новошахтинске – это новые рабочие места. Губернатор убежден: внимание к состоянию занятости требуется неослабное. Обольщаться отрадно невысокими показателями официальной безработицы в области не стоит. И надеяться на то, что открытие крупных предприятий позволит решить проблему – тоже. Напротив:

–  Рядом с крупными предприятиями должны появляться десятки малых… 

Вот если будут созданы для того условия, можно победить безработицу даже в угольных районах, где она до сих пор едва ли не в 2,5 раза выше, чем в среднем по области. Да и с другими бедами Восточного Донбасса тоже справиться.

Аналогично — и с поддержкой сельского хозяйства. Это еще один приоритет, еще одна точка роста. И смешно думать, что в условиях рынка да еще при диктате ВТО все у нас на селе само разложится по полочкам. В мире давно уже оформилась система государственного дотирования агропрома, да и у нас от наивности раннерыночной поры отказываются. Вопроса о поддержке села больше нет. Но как поддерживать? Губернатор убежден: от уравниловки здесь надо уходить:

–  Пора перестать думать, что всем всего положено поровну. Надо помогать тем, кто реализует перспективные идеи…

Иными словами, первостепенного внимания заслуживают инновационно ориентированные предприятия и их руководители, настроенные на выпуск конкурентоспособной продукции. И такой подход не одного только сельского хозяйства касается. Он в нашей сегодняшней жизни должен носить универсальный характер. Не случайно Москва с таким интересом встретила идею донского губернатора о создании в области Инновационного центра по развитию АПК, который мог бы питать идеями и поддерживать все сельское хозяйство Юга. 

 Так что неудачи для Голубева — это лишь толчок к размышлению для последующих активных действий. Тяжелой неудачей он, по его собственному признанию, считает страшный прошлогодний пожар, выжегший целый гектар в историческом центре  Ростова и оставивший без жилья несколько сот семей. Когда его спрашивают об этом пожаре и о тех уроках, что вынесла власть из него, губернатор не уходит от прямого ответа. Хотя мог бы, наверное, уйти... 

— Сложная проблема, — так характеризует он работу по обеспечению  погорельцев жильем. — Но мы, кажется, находим выход из этой ситуации...

По словам Голубева, еще в начале года 158 семей из числа шестисот, переживших августовское несчастье, подтвердили право на получение субсидий на покупку жилья. И это число продолжает расти:

– Кто имеет право по закону получить жилье, его получит...

Что же касается удач, то, радуясь им, Голубев никогда не обольщается. И на высокие места в разного рода рейтингах, по его собственному признанию, внимания обращает мало Такое уж правило выработалось за многие годы: всегда искать возможность улучшить результат не только количественно, но и качественно. И оно никогда не подводило, помогая проложить пути к новым достижениям. 

Вот и сейчас, когда в Ростовской области собран лучший за всю  ее историю урожай зерновых — 13 млн тонн, — губернатор задумался о повышении качества зерна. Ведь в собранном в минувшем году урожае слишком много фуража, в то время как надо повышать долю товарного зерна. И тут же второй вопрос возникает: что делать с таким количеством? Перерабатывающих мощностей на Дону пока для этого не хватает. 

На решение задачи по созданию развитой переработки — не только зерна, но и другой сельхозпродукции — сегодня брошены силы аграриев, ученых, управленцев. На это направлены разрабатываемые и реализуемые сегодня проекты. Помимо уже вставшего на ноги, хотя и преодолевающего немалые трудности «Евродона» – целой группы птицефабрик, обеспечивающих мясом индейки не только область, но и Южный регион, можно назвать строящийся сейчас в Ремонтненском районе мясоперерабатывающий комплекс «Восток». Ждет своего решения и задача строительства на Дону собственного сахарного завода. Проблема застарелая, но решать ее придется. И она будет решена.

Как будут решены многие другие задачи, которые не перестанет ставить перед областью жизнь.

 Дмитрий ДЕМИДОВ
Фото пресс-службы правительства РО



Роман Савичев — Престиж компании мне дороже любой прибыли

В июне 2018 года ОАО «Юридическое агентство «СРВ» отмечает своё двадцатилетие. Этот известный бренд, созданный Романом Валерьевичем Савичевым, давно стал синонимом качества на российском рынке юридических услуг. Сегодня он объединяет целую группу компаний, работающих в самых различных сферах. В их числе агропромышленное производство, финансовый бизнес, операции с недвижимостью и полиграфия. Да и наш журнал своим существованием тоже обязан этому лаконичному логотипу.

Но, даже имея миллиардные обороты, главным активом Группы компаний «СРВ» ее основатель считает репутацию и престиж. Потому что дело всей жизни для него значит гораздо больше, чем бизнес. И пройденный за два десятилетия путь стал, в том числе, личной эволюцией.

- Роман Валерьевич, прошло почти два года с публикации интервью журналу «Известные люди Юга», выходившему тогда на 15 субъектов Российской Федерации. И вот совсем недавно издание обрело всероссийский масштаб. Что подтолкнуло к изменению бренда?

- Журнал «Известные люди Юга» выходил три с половиной года и явно удался. Он вызвал значительный общественный резонанс и завоевал ряд наград. Последняя из них, полученная уже в апреле 2018 года, – премия имени Германа Лопатина. Ее лауреатом за журнальные публикации стала один из постоянных авторов – журналист Юлия Юткина.

Сегодня журнал весьма востребован и читаем. Мы постоянно отслеживаем его электронные версии, доступные, в том числе, на сайте vestnikxp.ru. Всего за три с половиной года электронные версии издания прочитали более 1 миллиона 700 тысяч пользователей Интернета из самых разных уголков России, а также ряда зарубежных стран. Мы обновляем эту статистику каждую неделю с использованием программы «Яндекс.Метрика».

Теперь мы решили дать журналу вторую жизнь и новое имя – «Известные люди России», ведь его читают по всей стране. Надеюсь, что перезапуск издания в новом формате сделает его ещё более популярным, как на бумаге, так и в электронном виде. Первый номер уже доступен на сайте ludirf.ru. 

- Со времени прошлого интервью очень многое произошло и в крае, и в стране, и в мире. Какими были эти два года для Группы компаний "СРВ”? Еть ли принципиальные изменения?

- Прежде всего, если два года назад у нас было всего шесть дочерних компаний и представительств в регионах России, в том числе, в Москве, Казани и на Юге страны, то на сегодняшний день работающих дочерних компаний и представительств уже четырнадцать. То есть, их количество выросло более чем в два раза. Теперь мы представлены в пятнадцати субъектах Российской Федерации, включая Ставропольский край, где расположен наш головной офис.

- Что это за территории?

- Москва, Санкт-Петербург, Ставрополь, Краснодар, Ростов-на-Дону, Воронеж, Самара, Казань, Саратов, Нижний Новгород, Екатеринбург, Махачкала, Нальчик, Майкоп и Владикавказ.

И это далеко не предел. В настоящее время открывается ещё семь представительств Группы компаний «СРВ» в городах Омск, Новосибирск, Уфа, Красноярск, Челябинск, Владивосток и Калининград.

Все представительства начинают работать до юбилейной даты в жизни юридического агентства «СРВ». То есть, до 11 июня 2018 года. Таков наш генеральный план, расписанный буквально по дням, которого мы неукоснительно придерживаемся.

Таким образом, когда мы завершим эту работу, то будем представлены уже в 22 регионах России, включая все города-миллионники страны и все часовые пояса. От Калининграда до Владивостока.

- Расширение географии – не самоцель, чего вы стремитесь добиться в конечном итоге?

- Мы стремимся стать лучшими. Я уже рассказывал в 2016 году, что по итогам двух всероссийских конкурсов, которые проводил известный правовой портал «Право.ру» совместно с Государственным комитетом Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации и Межрегиональной общественной организацией «Академия проблем качества», мы были признаны лидерами в стране.

Так, в 2015 году юридическое агентство «СРВ» заняло первое место по версии конкурса «100 лучших товаров России» среди всех профильных компаний страны, включая расположенные на территории Москвы. По версии портала «Право.ру» мы заняли первое место по ключевым объёмным показателям среди всех региональных юридических компаний России, исключая столичные. При этом оценивался общий размер выручки за оказанные консультационные и коллекторские услуги и размер выручки на одного юриста компании.

В 2016 и 2017 годы мы не снижали обороты, и выручка Группы компаний «СРВ» возросла. В результате мы сохранили первое место среди юридических компаний в конкурсе «Сто лучших товаров России». Однако в конкурсах, которые в эти годы проводил портал «Право.ру», охватывая 300 крупнейших юридических компаний России, мы заняли вторые места. Искренне надеемся, что в 2018 году сможем восстановить своё лидерство и вновь стать первыми с учётом открытия новых представительств в крупнейших городах страны.

- Каким был для Группы компаний «СРВ» 2017 год, если оценивать его в цифрах и фактах?

- В начале 2017 года окончательно завершился объединительный процесс, начатый в 2016-м в нашем сельскохозяйственном направлении бизнеса. Принадлежащие нам сельхозактивы в виде долей и акций четырех сельскохозяйственных предприятий, которые расположены в Изобильненском, Новоалександровском и Ипатовском районах Ставрополья, были слиты в единую структуру, которая получила название ОАО «Агропромышленный холдинг «СРВ».

Отмечу, что за 2017 год предприятия, входящие в новосозданный холдинг, произвели сельскохозяйственной продукции на сумму более 2,4 миллиарда рублей. В основном, это продукция растениеводства, хотя всё больший крен делается и в сторону животноводства, помогая восстановлению отрасли на Ставрополье.

Надо сказать, что все четыре сельхозпредприятия достались Группе компаний «СРВ» после того, как прошли через процедуру банкротства. По сути, нам пришлось их возрождать с нуля, начиная с 2008 года.

Большое спасибо в связи с достигнутыми успехами хочу сказать моему родному дяде, двоюродным братьям, которые активно занимаются сельскохозяйственным направлением нашего бизнеса.

Если оценивать 2017 год с финансовой точки зрения, то для Группы компаний «СРВ» в целом он завершился хорошо. Из трёх основных финансовых показателей величина оборота и стоимость активов выросли. Так, оборот за прошедший год превысил 6,879 миллиарда рублей, а стоимость активов на 1 января 2018 года составила 3,075 миллиарда рублей.

Вместе с тем, довольно существенно, по сравнению с предшествующим периодом, уменьшился третий показатель – чистая прибыль – с 605 миллионов рублей до 282 миллионов рублей.

- В чём причина?

- В основном это объясняется тем, что мы всё больше и больше занимаемся коллекторской деятельностью. С точки зрения выручки, для нас это направление в течение последних трёх лет выходит на первое место. В результате, у Группы компаний «СРВ» накопилось прав требования на 4,5 миллиарда рублей к самым различным юридическим лицам, расположенным в разных регионах страны. Мы заплатили за это «живые» деньги, в том числе, прибегнув к банковским кредитам. А должники по договорам уступки права цессии пока рассчитываются тяжело. Надеемся, что и в этом году, и в последующие годы мы постепенно соберём эти деньги, и уровень рентабельности восстановится.

Кроме того, если в 2015 и 2016 годы большая часть чистой прибыли Группы компаний «СРВ» вкладывалась в выкуп земель сельскохозяйственного назначения в Ставропольском и Краснодарском краях у пайщиков, физических лиц, то в 2017 году выкуп был незначительным. Соответственно, и прибыль была менее существенная. Большая часть средств шла на развитие коллекторской и юридической деятельности, а также на выпуск журналов, модернизацию и раскрутку нашего проекта – интерактивной энциклопедии «Известные люди Юга России» – vipstav.ru.

- Поменялся ли за это время рынок юридических услуг?

- На это напрямую влияет ситуация в стране. Что мы видим? Кризис, начавшийся в 2014 году, прогрессирует, причём многое, происходящее в России, в отечественных масс-медиа замалчивается. Может, это и было правильно до выборов президента, но сейчас пора посмотреть фактам в глаза.

Помню, когда я был депутатом Думы Ставропольского края четвёртого созыва, об экономическом кризисе 2008 года наоборот говорили очень много. Я входил в краевой антикризисный штаб, и мы ежедневно собирались, обсуждали и вырабатывали какие-то меры. Сейчас о реальных экономических трудностях говорить не принято, все списывается на западные санкции. Государственные средства массовой информации молчат. Что-то правдивое и объективное можно прочитать только в глубинах глобальной сети.

Хотя, повторюсь, возможно, правительство делает правильно, не говоря всей правды, насколько упали ключевые показатели. Но в том же интернете есть цифры, и они свидетельствуют, что ВВП страны снизился катастрофически по сравнению с началом 2014 года. Нас обошли страны, которые раньше плелись далеко сзади.

Реальные доходы населения России в долларовом выражении также существенно снизились. Соответственно, упала покупательная способность. Разорены десятки тысяч предприятий.

Но для юридических компаний и коллекторских агентств, я считаю, любой кризис, наоборот, создаёт прочную основу для роста. Напомню, что наша Группа компаний была создана незадолго до августовского кризиса 1998 года. И юридическое агентство «СРВ» сделало большой шаг вперёд именно в тот период, после чего мы быстро стали лидерами в Ставропольском крае на рынке юридических услуг.

Также компания продвинулась вперед в период кризиса 2008-2009 годов. В частности, было построено наше головное офисное здание «Ника» в краевом центре, где в настоящее время располагается дирекция Группы компаний «СРВ». В это же время удалось выкупить в собственность несколько офисных помещений в Ставрополе, Москве и Казани. То есть, юридический и коллекторский бизнес в случае грамотного руководства в такое время должен развиваться. Адвокаты и юристы, работающие в сфере хозяйственного правосудия, должны процветать.

Впрочем, и в зажиточные годы, когда экономика шла на подъём, скажем, с 2010 по 2013 годы, мы также ежегодно наращивали обороты и прибыль, увеличивали активы. Только корректировали при этом стратегию и тактику нашей деятельности. Если в кризисный период больший акцент делался на коллекторскую работу, на взыскание долгов, то в стабильные годы мы, в основном, занимались оказанием юридических услуг. Крупные корпорации охотно осуществляли предоплаты и хорошо рассчитывались в случае выигрыша споров в судах. Сотни компаний были на нашем ежемесячном абонентском обслуживании. К слову, сейчас их число, в силу объективных причин, уменьшилось, но мы всё равно идём вперёд и развиваемся.

- Какие категории споров сейчас в приоритете? Появляются ли новые направления работы для юристов, занимающихся хозяйственным правосудием?

- Как я говорил ещё в 2014 году, всё больше споров возникает в сфере интеллектуальной собственности. Всё это началось, когда ввели в действие четвертую часть Гражданского кодекса России. Постепенно процесс шёл по нарастающей. Теперь у нас есть миллионные (в долларах) контракты по судам в области прав на объекты такого рода. То есть, мы угадали, когда стали на этом специализироваться. И сейчас появилось много компаний, как российских, так и зарубежных, у которых самое дорогое, что есть в активе – это бренд, патенты, товарные знаки, промышленные образцы.

Также всё более и более цивилизованно рассматриваются корпоративные споры, то есть споры между акционерами, топ-менеджерами, участниками обществ с ограниченной ответственностью, членами сельскохозяйственных производственных кооперативов. Чаще рассматриваются споры по наследованию долей акций в уставном капитале юридических лиц. Семейные споры по этому вопросу в случае разводов, когда супруги делят бизнес.

Стремительно развивается и коллекторская деятельность. Пока что в России существуют единичные юридические компании, которые стали этим профессионально заниматься, но думаю, что со временем число их вырастет. Тому серьезно способствуют изменения в законодательстве, произошедшие в последнее время. В июле 2017 года был принят Федеральный закон №266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон О несостоятельности (банкротстве) и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях». После чего, в декабре 2017-го вышло постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве».

Эти изменения российского законодательства в части вопросов, регулирующих ответственность недобросовестных руководителей и владельцев бизнеса, дали новые правовые инструменты воздействия на должников. Прежде всего, для привлечения к ответственности лиц, принимающих решения и де-факто управляющих бизнес-процессами.

Теперь мы практически по всем субъектам федерации направляем адресную рассылку коммерческих предложений о выкупе безнадежных долгов, в том числе, связанных с делами о банкротстве. Смысл в том, что эти деньги очень сложно, но все же реально взыскать не только с руководителей компаний и акционеров, участников юридических лиц, но и с конечных бенефициаров. Людей, которые фактически владели и управляли бизнесом, оставаясь в тени. И мы выкупаем эти долги по договорам уступки права, договорам цессии. С момента выхода закона таких соглашений нами заключено уже более ста, и их число продолжает расти.

Но при этом особо подчёркиваю, что коллекторской деятельностью в отношении физических лиц мы не занимаемся, изначально выбрав для себя такую стратегию работы. Не хотим подпадать под действие Федерального закона «О коллекторской деятельности в Российской Федерации». Этот бизнес пока, я считаю, очень несовершенен, должно пройти время, прежде чем он станет цивилизованным. А престиж нашей компании мне дороже всего, дороже любой прибыли.

- Какие ещё важные новации произошли в законодательстве за последние два года, повлиявшие на хозяйственное правосудие?

- Несколько раз, причем существенно, менялся Гражданский кодекс Российской Федерации. Идет его унификация, и ГК РФ все больше становится похож на унифицированные кодексы Евросоюза. И хотя мы из-за санкций, из-за ситуации по Сирии, по Украине, по Крыму сейчас рассорились с Западом, мы все равно приводим законодательство в соответствие с общепризнанными нормами. В этом же ключе многое поменялось и в арбитражном законодательстве. Многие наши казалось бы правовые новеллы давным-давно работают на Западе.

Кроме того, появился принципиально новый нормативно-правовой акт – это Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации. С 1 августа 2018 года суды общей юрисдикции обретут совсем другую структуру. Будет суд первой инстанции, и будут созданы апелляционные и кассационные суды по экстерриториальному признаку. Так, для целого ряда регионов Юга страны кассационный суд будет расположен в Пятигорске, апелляционный – в Краснодаре.

То есть, всё будет не так как прежде, когда апелляция и кассация находились в судах субъектов федерации, в том числе, и по уголовным, и по гражданским, и по прочим делам. Территории решили развести, чтобы сделать правосудие более независимым и объективным. И в том регионе, где был суд первой инстанции, апелляционные и кассационные жалобы рассматриваться больше не будут.

- Каких перемен хотелось бы ждать в стране после состоявшихся выборов и инаугурации президента?

- что касается судопроизводства, то итоги 2017 года неутешительны. Буквально в апреле на портале «Право.ру» были опубликована статистика по рассмотрению уголовных дел. Если в 2016 году число оправдательных приговоров составляло в России 0,4% или 1 дело из 250, то за 2017-й – уже 0,22%. То есть, всего один оправдательный приговор на 455 дел. Я считаю, что это просто ужасная статистика. И надеюсь, что после выборов что-то изменится. Во всяком случае, с этим надо что-то делать. Потому что сейчас судьи просто проштамповывают то, что им спускают следователи. Тогда как в остальном мире соотношение совсем другое, и оправдательные приговоры составляют до 35%, если говорить о цивилизованных странах.

Хотелось бы верить, что наступит оттепель и в международных отношениях. Уж слишком напряжены они сейчас с большей частью мира. Всё меньше союзников у России остаётся за границей. Между тем, на одной военной мощи не займёшь лидирующих позиций в мире, который становится многополярным. А то, что он таким будет, признают даже США.

Сегодня гонка вооружений отнимает существенную долю государственного бюджета, и благосостояние граждан от этого не растёт. Притом, что у США вести эту гонку сегодня возможностей намного больше. Мы её проиграем, если будем этим заниматься до бесконечности. Это у них, а не у нас, находится печатный станок основной валюты мира. Рентабельность производства денег больше в сотни раз, чем в обычном бизнесе. И будьте уверены, они их напечатают, сколько потребуется.

Словом, настанет потепление – будет расти и российский ВВП. Станет больше безвизовых стран. Жизнь россиян от этого только улучшится.

- Ставропольский край в последнее время потрясают коррупционные скандалы. Это добавляет вам работы?

- В Группе компаний «СРВ» работает более 20 адвокатов по уголовным делам. В том числе, такие известные на Ставрополье личности, как Александр Траспов, Михаил Ткаченко, Василий Овчаров. 

В нашем производстве сейчас находится более 250 уголовных дел, из них больше ста – по должностным преступлениям. Среди них есть и резонансные.

Так, наши адвокаты ведут дело Игоря Васильева – бывшего министра строительства, дорожного хозяйства и транспорта Ставропольского края. Дело его первого заместителя Андрея Лазуткина. Дело заместителя министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Ставрополья Инны Чумаковой. Дело бывшего полномочного представителя губернатора края в восточных районах Андрея Уткина. Дело генерального директора ГУП «Корпорация развития Ставропольского края» Заура Абдурахимова. А также целого ряда чиновников краевого и муниципального уровней. Как видите, список и в самом деле обширный.

Также много дел, по которым работают наши адвокаты, связано с экономическими преступлениями. Так сказать, «любимые» статьи УК РФ: «Мошенничество», «Присвоение и растрата», «Злоупотребление полномочиями», «Уклонение физического лица от уплаты налогов, сборов и (или) физического лица – плательщика страховых взносов от уплаты страховых взносов», «Подделка документов», «Легализация денежных средств, добытых преступным путём» и ряд других. Таких дел тоже более ста.

Остальные дела связаны с преступлениями против личности. В том числе, убийства. Одно из самых известных – дело банды Цапков. Михаил Ткаченко осуществлял адвокатскую защиту одного из членов банды Цапка – Владимира Запорожца, имевшего определенные смягчающие обстоятельства. Наш адвокат участвовал в этом деле и на этапе предварительного следствия, и в суде на протяжении трёх с половиной лет. Несмотря на все усилия государственного обвинения, Владимиру Запорожцу из всех членов банды было назначено наименьшее наказание – 19 лет лишения свободы. При этом у него есть право на условно-досрочное освобождение при примерном поведении. Подробности можно найти на страницах «Вестника хозяйственного правосудия Южного и Северо-Кавказского федеральных округов» – №1 за 2014 год, а также в ряде других номеров за предыдущие годы.

Что касается дел, связанных с изнасилованиями, то за них берёмся крайне редко. Буквально в одном-двух случаях, когда мы были уверены, что наши клиенты действительно невиновны.

- Вы привели неутешительную статистику оправдательных приговоров. А в вашей практике они были?

- Конечно, за прошедшие годы нам удалось выиграть ряд весьма громких дел, добившись либо оправдательных приговоров, либо прекращения уголовного преследования.

Среди известных фигурантов – Александр Мизин, бывший глава Шпаковской районной администрации, который был осуждён судом первой инстанции, а затем полностью оправдан и реабилитирован Ставропольским краевым судом. Этим делом на протяжении пяти лет занимался адвокат Михаил Ткаченко. Что примечательно, в прошлом федеральный судья Изобильненского районного суда. Статью Михаила Ткаченко «О важности первоначального анализа следственной ситуации» можно почитать в №1 за 2016 год журнала «Вестник хозяйственного правосудия Южного и Северо-Кавказского федеральных округов» и на сайте vestnikxp.ru. 

Михаил Ткаченко также добился прекращения уголовного дела в отношении директора Краснодарского краевого филиала ПАО «Ростелеком» Сергея Пулинца. Его восстановили в должности, и за время вынужденного отсутствия на работе ему полностью была выплачена зарплата.

Ещё одна большая победа за авторством Михаила Петровича – это полное прекращение производства по уголовному делу бывшего министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Ставрополья Андрея Хусточкина. После он стал министром экономического развития Ставропольского края, и какое-то время работал в этой должности. Подробности данного дела изложены в статье «Доброе имя чиновника защищено», опубликованной в №2 за 2011 год журнала «Вестник хозяйственного правосудия Южного и Северо-Кавказского федеральных округов».

- Расскажите о планах развития Группы компаний «СРВ».

- Кое о чем я уже рассказал в начале нашей беседы. В дальнейшей перспективе – расширение нашей сети филиалов и представительств. Причём, не только в географическом аспекте. Мы планируем создавать новые подразделения и в Ставропольском крае в связи с грядущим открытием кассационного суда в Пятигорске. Уже подыскиваем помещение для нашей дочерней фирмы в этом городе.

Аналогичным образом новое подразделение «СРВ» будет создано в Краснодаре после открытия суда апелляционной инстанции. Предполагается, что оно будет обслуживать физических лиц по уголовным, гражданским и административным делам, семейным и трудовым спорам.

В следующем году по месту нахождения каждого апелляционного суда, а их будет меньше, нежели теперь, также будем открывать новые подразделения для обслуживания физических лиц.

На 2020 год в планах создание структурной сети по месту нахождения каждого кассационного суда. 

- Агропромышленное направление работы тоже получит продолжение?

- Да, на территории Изобильненского района Ставропольского края мы планируем построить молочно-товарную мегаферму на 4,5 тысячи голов голландской породы. Из них половина – дойное стадо. При ферме планируется открыть молокоперерабатывающий завод мощностью до 50 тонн молока в сутки. Продукция будет выпускаться в упаковке тетрапак. Хотим, чтобы это была франшиза одной из ведущих иностранных компаний, для этого ведём переговоры с Финляндией.

Конечно, нашим планам пока мешает санкционная политика. Нам с удовольствием дают франшизу несколько российских компаний, но уровень доходности по реализации такой продукции будет существенно ниже, и мы это понимаем. Хотя, её легче продать в силу более низкой цены, однако мы заинтересованы в быстрой окупаемости проекта, полная стоимость которого, предварительно, составляет более 5,6 миллиардов рублей. Понадобится строительство подъездной дороги, всех инженерных коммуникаций, энергоснабжения и прочего. Потребуется построить и комбикормовый завод.

Гарантию по 20% этой суммы, как мы уже договорились, дает Дойче банк. Основной банк, который будет кредитовать проект, мы сейчас выбираем между Сбербанком, Россельхозбанком и ВТБ. Генеральным подрядчиком будет компания Wolf System.

- В 2016 году вы заявляли о своих политических амбициях, они сохранились?

- Да. До выборов в Государственную Думу Российской Федерации остаётся три с половиной года, и я намерен в нее баллотироваться. Скорее всего, буду выдвигаться от политической партии «Единая Россия». Соответственно, приму участие в праймериз, которые состоятся через три года.

- И оставите руководство Группой компаний «СРВ»?

- Наш бизнес формировался как семейный, и теперь, скажем так, мне есть, на кого его оставить. За последние годы очень хорошо зарекомендовал себя в работе мой зять Александр Степаненко. На сегодня он является заместителем генерального директора и членом правления группы.

Также с 2001 года заместителем генерального директора является Виктория Анисимова – родная сестра моей супруги. Моя жена мне тоже активно помогает по вопросам, связанным с недвижимостью и имуществом «СРВ», работая на должности заместителя генерального директора. Мои близкие родственники из Изобильненского района, как я уже говорил, ведут сельскохозяйственное направление работы.

Строго говоря, на сегодня из всей Группы компаний «СРВ» я являюсь генеральным директором только в четверти из 26 юридических лиц. И в случае моего избрания депутатом, я могу полностью выйти из органов управления, оставшись только собственником долей акций, как положено по закону.

- Вы однажды говорили, что хотели бы завершить карьеру, став мэром Ставрополя.

- Да, это мой родной город, и у меня действительно есть такая мечта. Но прежде я всё-таки хочу отработать хотя бы один срок на посту депутата Госдумы. Впрочем, это очень отдалённое будущее. Посмотрим, как сложится судьба. 

- Двадцать лет назад вы предполагали, как она сложится?

- Знаете, я очень хорошо помню, как много лет назад у меня первый раз брала интервью журналист газеты «Ставропольская правда» Светлана Танхилевич. Это было в марте 1995 года. Мне задали вопрос о планах, и я ответил, что намерен несколько лет проработать в «Росгосстрахе», после чего хочу открыть собственный бизнес.

В то время я был главным бухгалтером крупной компании АООТ «Росгосстрах – Ставрополье», в которой трудились почти 5 тысяч человек. Занимал четвёртую по значимости должность в краевом управлении.

Но уже тогда я параллельно оказывал юридические услуги целому ряду компаний. В том числе, «Концерну Энергомера», руководителем которого был и является один из крупнейших экспортеров страны Владимир Поляков. Кроме того, был председателем ревизионной комиссии АООТ «Чековый инвестиционный фонд «Южный», работавшего под руководством Сергея Танского. Кстати, этому фонду тогда удалось привлечь более семисот тысяч приватизационных чеков, за которые было приобретено более трети бывших советских предприятий, работавших на Ставрополье. Включая невинномысские «Азот» и «Арнест», будённовский «Ставролен», в ту бытность «Ставропольполимер», и другие крупнейшие заводы края.

Также я являлся председателем ревизионной комиссии АООТ «Ставропольмебель», которой руководил Владимир Каландин, и работал начальником юридических отделов сразу нескольких финансовых компаний. Это ООО «Финансовая компания СТЭК» (руководитель – Олег Полужников), ООО «Финансовая сберегательная компания» (руководитель – Сергей Танский), ООО «Финансовая компания «Форт» (руководитель – Сергей Симонов). Плюс ко всему, я оказывал юридические услуги индивидуальному предпринимателю Евгению Луковке и ряду других.

То есть, у меня была масса клиентов уже тогда. И в 1995 году я понимал, что совмещать всё это слишком долго не смогу. Мне приходилось до шести вечера трудиться в «Росгосстрахе», а после объезжать клиентов. Впоследствии они стали очень богатыми людьми, особенно Владимир Поляков, вошедший в число 200 богатейших людей России. И сегодня я благодарен тем первым, очень важным клиентам в моей жизни, и горжусь, что вместе с моей командой продолжаю оказывать им юридические услуги спустя 23 года.

Хочу сказать большое спасибо и первым сельхозпредприятиям, которые были со мной ещё до создания Юридического агентства «СРВ», и также остаются нашими клиентами на протяжении более 20 лет. Это ООО «Колхоз имени Ленина» Новоалександровского района, АО «Нива» Новоалександровского района, ООО СПК «Егорлыкский» Изобильненского района.

- Ваш бизнес действительно можно назвать семейным?

- Семья сыграла огромную роль в становлении Группы компаний «СРВ», и я за это очень благодарен моим родным. В особенности моей супруге Ларисе Валентиновне Савичевой.

Я благодарен и моей тещё – Нине Наумовне Анисимовой. К сожалению, она два с половиной года назад ушла из жизни, проработав в нашей компании 18 лет. Три офиса дирекции строились и открывались при её непосредственном участии. Она была Заслуженным конструктором Российской Федерации, и её вклад в развитие Группы компаний «СРВ» просто неоценим.

Спасибо моему тестю, ушедшему из жизни два месяца назад, – Анатолию Викторовичу Кулику, который также двадцать лет работал в компании нашим бессменным помощником, заведуя хозяйственными вопросами.

Спасибо моему зятю и моей дочери – Анне Романовне Степаненко, когда-то окончившей с золотой медалью школу и с красным дипломом вуз. Она работает в компании с 14 лет, и многого добилась, став начальником юридического отдела юридического агентства «СРВ». Пять месяцев назад они с мужем подарили нам внука – Максима Александровича, дай Бог ему здоровья!

А ещё у меня замечательные сваты – семья Степаненко. Мы очень сдружились за эти годы. Большая благодарность им за всю помощь, которую они оказывают.

- Вы прежде всегда рассказывали о своих путешествиях по миру. Эта страсть не угасла?

- Нет, мы продолжаем активно путешествовать. Я побывал на всех без исключения континентах, включая Антарктиду. Всего вместе с супругой, с дочерью, с зятем, с сестрой моей жены и её дочерью мы посетили уже 82 страны. И больше всего из них нравятся три – Новая Зеландия, Швейцария и эмират Дубаи.
На нашем сайте asrv.ru есть раздел «Как мы отдыхаем», где опубликованы уже 15 статей. В них описаны круизы и отдельные поездки, наполненные самими яркими впечатлениями, которыми я всегда готов делиться с другими. Мир прекрасен и удивителен, и я безмерно счастлив, что у меня есть возможность открывать для себя его неисчерпаемые тайны.

Но хочу сказать главное. Сколько бы я ни путешествовал и где бы я ни побывал, я всегда помню, что родился и вырос в Ставрополе, что я патриот Ставрополья и России. Я хочу жить только здесь, и никогда не покину мою малую родину.

Алексей Марьясов



Дмитрий Свиридов — В сложные моменты сибиряки умеют объединяться

Красноярский край — один из немногих регионов-доноров, дающих федеральному бюджету солидные налоговые поступления. Осенью 2017 года здесь произошли серьезные кадровые перестановки. Временно исполняющим обязанности губернатора стал Александр Усс — политик, известный не только на федеральном, но и на международном уровне. А Законодательное собрание возглавил Дмитрий Свиридов, которого хорошо знают в Норильском промышленном районе (этот заполярный регион наиболее важен для краевого бюджета).

В его кабинете совсем не ощущается помпезности — все обставлено добротно и по-деловому. А это многое говорит о характере человека. Не зря гласит пословица — встречают по одежке...

Наш разговор сразу же прервал телефонный звонок. Спикер извинился и взял трубку. По выражению его лица и отдельным фразам можно было предположить, что речь идет о подготовке важного законопроекта, и дело идет не так гладко, как хотелось бы. Не давая воли эмоциям, Дмитрий Викторович спокойно давал необходимые поручения. После этого, наконец-то началось наше интервью.

— Вас избрали главой парламента на сложном и ответственном этапе развития края. Подготовка к Всемирной зимней универсиаде 2019 года в Красноярске вступила в решающую стадию, оттачивается стратегия развития региона, проходит череда выборов...

— Задач действительно много, но главный ориентир у нас один — улучшение качества жизни в Красноярском крае, повышение благосостояния населения. На это нацелено буквально все — и региональная стратегия, которую мы рассчитываем утвердить в этом году, и подготовка к студенческим играм, да и сама законотворческая деятельность.

— До вас региональным парламентом почти 20 лет руководил Александр Усс. После его назначения на должность врио губернатора как складываются ваши отношения?

—  С главой региона у нас выстроен конструктивный диалог, и мы будем развивать наше взаимодействие. Разумеется, это не является некой установкой, которая раз и навсегда исключает всякие споры. Главное, что мы общаемся в деловом, партнерском ключе, с полным уважением к мнению друг друга. Говорим на одном языке и понимаем, что должны сделать для того, чтобы усилить позиции края. Полноценное сотрудничество с исполнительной властью стало серьезным подспорьем в важнейших вопросах, касающихся развития экономики края и его социальной сферы.

Скажу откровенно: с избранием на пост председателя Законодательного собрания для меня начался очень важный и ответственный этап жизни, который требует большой концентрации и самоотдачи, поскольку планка, которую задал Александр Викторович, очень и очень высока. Впервые за 20 лет у штурвала края встал коренной красноярец, и с этим, безусловно, связаны новые надежды на лучшее. Он детально знает проблемы края, имеет колоссальный опыт парламентской работы. Рабочие встречи депутатов с главой региона стали регулярными и очень полезными. У исполнительной власти и Законодательного собрания появилась уникальная возможность совместно вырабатывать выверенные, солидарные решения, призванные качественно изменить жизнь наших земляков.

— До избрания на нынешний пост вы возглавляли бюджетный комитет Законодательного собрания. В чем видите приоритеты экономической политики?

— На сочинском и красноярском форумах, в которых мне довелось принимать участие, речь шла о локомотивах роста, призванных оживить экономическую активность в масштабах всей страны. Одним из таких «прорывных» регионов может и должен стать Красноярский край. У нас для этого есть практически все — огромные сырьевые запасы, высокий научный и производственный потенциал. Нужно наращивать усилия по созданию необходимой инфраструктуры и предусмотреть хорошие условия для привлечения инвестиций, взаимодействия всех сфер бизнеса, оптимизации экономической жизни. Все это в итоге должно вести нас к главной цели — росту благосостояния жителей края.

В рамках концепции пространственного развития России важная роль отводится межрегиональному сотрудничеству, интеграции субъектов РФ для решения общеэкономических задач. Ярким тому примером является идея, которую высказал Александр Усс, о создании такого мощного экономического объединения, как «Енисейская Сибирь», когда три соседних региона — Красноярский край, Хакасия и Тыва — смогут объединить свои усилия для развития экономики.

— Эта амбициозная идея стала лейтмотивом прошедшего в апреле XV Красноярского экономического форума.

— Совершенно верно. «Енисейская Сибирь» — это большой проект, который подразумевает объединение усилий трех регионов для раскрытия их экономического потенциала. Он имеет абсолютно четкие перспективы и на самом деле выходит за пределы Красноярского края, Хакасии и Тывы, поскольку задает тон другим субъектам Федерации.

В нашем регионе принимаемые решения затронут все территории, начиная от северных и заканчивая южными. В частности, в Норильском промышленном районе произойдет модернизация обогатительной фабрики, увеличится мощность рудника «Заполярный», работу дополнительно получат почти 1900 человек. Все это отразится на налоговых поступлениях: по предварительным данным, краевой бюджет получит порядка 30 млрд доходов за 10 лет. Это серьезные показатели, особенно если учесть сегодняшнюю непростую экономическую ситуацию.

Благодаря строительству моста через Енисей в поселке Высокогорский возникнут новые перспективы у золотодобывающей компании, будут привлечены трудовые ресурсы, появится единая транспортная сеть для освоения Нижнего Приангарья, а доходы региональной казны прирастут за 10 лет на 15 млрд рублей.

Эффект мы ожидаем и от «Технологической долины». Наши добывающие предприятия понимают, что нужно переходить к глубокой переработке, которая даст продукцию с высокой добавленной стоимостью — конструкции, диски, профили, модули и прочее. Это тоже мощный проект и в плане занятости, и в плане налоговых поступлений. В сфере сельского хозяйства заслуживает внимания создание агропромышленного парка «Сибирь», который начнет переработку зерна.

Со своей стороны депутаты Законодательного собрания готовы оказать всемерную поддержку реализации этого крупнейшего проекта, который за счет синергического эффекта двинет вперед экономику трех регионов Сибири, а значит, и России в целом.

— Развитие производства влечет нагрузку на окружающую среду. В ходе оглашения послания Федеральному Собранию Президент России Владимир Путин отметил, что в Красноярске экологическая ситуация, мягко говоря, не лучшая.

— В феврале этого года глава государства приезжал в Красноярск, чтобы проинспектировать подготовку к универсиаде, и как раз экологической тематике было уделено особое внимание. Действительно, выбросы в атмосферу занимают едва ли не первое место в красноярской повестке. Спекулировать на этой теме не стоит, но и отмахиваться от нее ни в коем случае нельзя: все-таки столица края стабильно входит в десятку наиболее загрязненных городов России.
Тут все в комплексе — и крупные промышленные предприятия в черте города (алюминиевый завод и несколько ТЭЦ), и большое количество личного автотранспорта, и чадящие асфальтовые заводики, и частный сектор с угольными печами, и плотная застройка с высотками, мешающая «продуваемости» города. Добавьте сюда географическое положение Красноярска, значительная часть которого расположена в низине между отрогами, и не замерзающий зимой Енисей с испарениями, задерживающими частицы выбросов, — и вы поймете, почему в столице края так часто объявляется режим неблагоприятных метеоусловий (в народе — «черное небо»).

Эта многогранная проблема естественно требует комплексного решения. Средства нужны весьма внушительные, и очевидно, что региональными вложениями тут не обойтись. Только газификация края стоит десятки миллиардов рублей. Примерно столько же — строительство метро в Красноярске (в 90-е годы его начинали прокладывать, но потом от проекта пришлось отказаться по финансовым соображениям). Недешев и перевод автотранспорта на газомоторное топливо. Но президент, выразив краю поддержку, поставил и экологические задачи, что было позитивно воспринято красноярцами. Значит, надо эти задачи решать, прилагая максимум усилий всех уровней и ветвей власти.

— Что намерены предпринять депутаты?

— В Законодательном собрании края теме экологии уделяется особое внимание. Подготовлены проекты законов об охране атмосферного воздуха, о сохранении зеленого фонда городов и поселков, о создании зеленых поясов вокруг населенных пунктов. В комитете по экологии и природным ресурсам создан экспертный совет, куда вошли ученые, представители общественности. Обсуждение злободневных вопросов проходит в тесном диалоге всех заинтересованных сторон, их уровень влияния на процесс законотворчества весьма высок. Экологическое благополучие — одна из важнейших составляющих качества жизни, и депутаты это отчетливо осознают.

В то же время нужно понимать, что рубить с плеча здесь нельзя. Закрытие заводов и ТЭЦ, которые были построены еще в советские годы и являются основными загрязнителями, для тысяч наших земляков означало бы потерю работы, а бюджет серьезно пострадал бы из-за недополученных доходов. Тут необходимы меры стимулирующего характера, чтобы собственники внедряли передовые технологии, снижающие нагрузку на окружающую среду. И надо сказать, подвижки в этом направлении есть.

К Экологической хартии Красноярского края, подписанной в прошлом году, присоединились практически все крупные товаропроизводители и промышленники нашего региона. Она на сегодняшний день дает приличные результаты: инвестиции, связанные с улучшением экологических показателей крупных промышленных предприятий, воодушевляют. В целом это сотни миллиардов рублей. Конечно, мы понимаем, что работа в этой сфере займет какое-то время. Проекты, как правило, достаточно сложны в реализации, они высокотехнологичны. Наша задача — создать все условия для того, чтобы они были реализованы.

Кроме того, вскоре должна появиться программа, в работе над которой законодатели также принимают участие. Она, по сути, будет включать в себя комплексный план, дорожную карту улучшения экологической ситуации на нашей территории. Практически все, что будет реализовываться в крае, пройдет экологическую экспертизу.

Если же говорить о появлении новых производств, то у краевой власти однозначные и законодательно подкрепленные требования на этот счет — они должны соответствовать современным экологическим требованиям. Запрет строительства завода ферросплавов под Красноярском несколько лет назад продемонстрировал решимость в этом вопросе.

— Какие еще горячие темы переводит в законодательную плоскость краевой парламент?

— Мы тщательно проработали и приняли два закона, посвященных решению проблемы обманутых дольщиков. Один из них предусматривает новые меры социальной поддержки. В 2018 году на эти цели заложено 50 миллионов рублей, в 2019-м — еще 100 млн. Одинокие граждане, которые действительно нуждаются в крове, смогут получать компенсацию за аренду жилья — до 10 тысяч рублей в месяц, а семья — до 15 тысяч рублей.

Другой закон призван определить судьбу долгостроев. В нем речь идет о выделении земли без торгов тем инвесторам, которые будут вкладывать свои деньги и достраивать дома незавершенного строительства. Там есть два условия. Первое: не менее десятой доли квартир инвестор должен отдать обманутым дольщикам. Второе альтернативное условие: инвестор обязуется вложить в проект не менее 50 миллионов рублей. Полагаю, на этом мы не остановимся и будем обсуждать, что еще можно сделать для пострадавших участников долевого строительства.

С начала года мы приняли и другие интересные законы, например о ежемесячных выплатах при рождении первого ребенка и последующих детей, о подъемных в полмиллиона рублей для фельдшеров, работающих на селе, о льготах по тарифам на тепловую энергию, которую получают электрокотельные. Ну и, конечно, провели корректировку бюджета.

— Кстати сказать, тогда депутатам пришлось увеличить дефицит краевой казны. Насколько это опасно для региона?

— Дефицит соответствует параметрам, которые предусмотрены Бюджетным кодексом РФ и нашими соглашениями с Минфином, так что тут ничего страшного быть не должно. Что касается госдолга, то он у края ниже обозначенного уровня, хотя в абсолютных цифрах смотрится более солидно, чем хотелось бы. Сейчас активно ведутся переговоры с Москвой относительно финансовой помощи краю в связи с подготовкой к зимней универсиаде. Надеюсь, что Федерация окажет поддержку, и в 2019—2020 годах мы выйдем на те параметры дефицита краевого бюджета, которые ставим для себя как целевые.

— Давайте подробнее об универсиаде. Все ли работы будут выполнены в срок? Насколько внимательно депутаты контролируют строительство объектов студенческих игр?

— В краевом парламенте создана специальная комиссия по подготовке к универсиаде, куда входит треть депутатского корпуса. Коллеги спрашивают за отставания по срокам возведения объектов, ставят перед дирекцией универсиады и органами исполнительной власти острые вопросы. Очень активно в этом направлении работает комитет по образованию, культуре и спорту. Так что мы уделяем подготовке к универсиаде огромное внимание, эта тема проходит через всю законотворческую деятельность парламента, поскольку затрагивает самые разные сферы.

Например, весной довелось побывать на одном из инфраструктурных объектов игр — в краевой клинической больнице. Это учреждение — настоящий медицинский город, имеющий базовое значение для региона. Профессионализм персонала впечатляет. Люди осваивают современные медицинские технологии, в том числе удаленную постановку диагнозов, а это серьезная помощь районам края, испытывающим нехватку узких специалистов.

После визита президента России нам важно было проконтролировать, что хирургический корпус больницы строится в соответствии с графиком. Финансирование ведется в полном объеме. Есть небольшие вопросы, но они решаемы. Самое главное, весь массив работ осуществляется с учетом пожеланий, которые прозвучали в ходе встречи с президентом страны. Закупка оборудования примерно на 2 млрд рублей выведет нашу хирургию на качественно новый уровень. Это позволит Красноярску достойно выглядеть при проведении универсиады, но самое главное — это наследие впоследствии будет служить жителям края, даст возможность сохранять здоровье и получать качественные медицинские услуги.

— Вопрос использования спортивных объектов всегда актуален. По этому поводу было много дискуссий как после Олимпиады в Сочи, так и после универсиады в Казани.

— Депутаты краевого парламента начали поднимать эту тему еще тогда, когда все планы были только на бумаге. Все объекты, которые будут задействованы во время соревнований, можно условно разделить на спортивные и обеспечивающие. Если говорить о первых, то они в дальнейшем будут использоваться как для тренировок профессиональных и детско-юношеских команд, так и для развития массового спорта. То есть практически все желающие смогут покататься на лыжах, коньках, сноуборде в современных спорткомплексах.

Что касается инфраструктурных сооружений, то, к примеру, деревня универсиады останется у студентов Сибирского федерального университета, и это решит проблему с общежитиями и вспомогательными помещениями. Ну а медицинскими объектами, понятное дело, будут пользоваться все.

— Как вы оцениваете социально-экономическое развитие края в целом? Красноярцы стали жить хуже или лучше в сравнении с прошлым годом?

— Если взглянуть на ту же корректировку бюджета, то мы видим, что для края ситуация выглядит позитивно. Доходы казны увеличиваются, и не только за счет дополнительных средств, поступивших от Федерации. На мировых биржах с начала года наблюдался рост цен на цветные металлы, все это благотворно сказалось на наполнении нашего бюджета. Конечно, сложно делать прогноз в условиях быстроменяющегося мира, когда страна живет под гнетом экономических санкций и постоянно ведутся разговоры об их усилении. Тем не менее, мы последовательно наращиваем налоговую базу, продолжаем строительство социальных объектов, реализуем общественно значимые инициативы, и все это отражается на качестве жизни красноярцев.

— Но не сырьем же единым жив обширный сибирский регион? Какие резервы экономики вы могли бы назвать?

— Хотел бы сделать акцент на том, что в крае огромный потенциал заложен в предприятиях малого и среднего бизнеса. К сожалению, условия, в которых сегодня они работают, достаточно жесткие. Мы понимаем: то, что происходит с экономикой, в том числе и внешнее влияние, приводит к тому, что жизнь предпринимателей становится все более сложной.

В этом и состоит задача законодателей и наших коллег из исполнительной власти — оценить условия для этой категории предпринимателей. Это и патенты, и упрощенная система налогообложения. Надо посмотреть, что мы можем сделать в этом направлении. Конечно, в Красноярском крае экономика страхуется крупными налогоплательщиками, большими предприятиями. И в этом смысле, даже идя на какие-то революционные решения, мы все-таки подстрахованы, в отличие от многих других регионов Российской Федерации.

Но потихоньку нужно уходить от этой парадигмы, поскольку мировой опыт, связанный с экономическими проблемами, говорит о том, что экономики, в том числе больших развитых стран, выходили из кризисов как раз на плечах этой категории деловых людей. Мне кажется, у нас есть все возможности создать такие условия, чтобы малый и средний бизнес в Красноярском крае имел самую комфортную инвестиционную среду и самый благоприятный инвестиционный климат. Тогда мы дадим жизнь не только малым предприятиям в крае, но и привлечем инвесторов, может быть, и зарубежных. Тем более что мы видим, какой интерес сегодня проявляется к экономике Сибири. Стоит сказать, что участниками красноярского форума стали более 30 стран. Было много представителей азиатских государств, на которые сейчас в первую очередь должен быть направлен экономический вектор нашего внимания.

Безусловно, санкционный пресс может скорректировать планы развития региона, придется еще более ответственно подходить к расходованию бюджетных средств. Тем не менее оптимизма у Красноярского края на сегодняшний день достаточно. Сибиряки умеют объединяться в сложные моменты, наша история это доказывала множество раз.

Михаил АНДРЕЕВ.
Фото пресс-службы ЗС Красноярского края



Александр Черногоров — Я возвращаюсь рано или поздно»

У каждого времени есть свои символы. Нередко целый исторический пласт ассоциируется с конкретным человеком, оставившим след в истории  постперестроечной России. На Ставрополье таким человеком стал и первый губернатор Александр Черногоров. Он был главой края в самые трудные времена на стыке двух столетий.

А еще его с полным правом можно назвать прецедентным губернатором, поскольку за время его правления создано столько прецедентов, сколько не было у его преемников вместе взятых. Их, как известно, на Ставрополье за прошедшую десятилетку было и есть трое.  А Черногоров продержался в должности главы края одиннадцать с половиной лет.

Прецедент первый, военный

Многие из нас помнят события, разыгравшиеся на границе Ставрополья и Чеченской Республики в середине девяностых. Эта граница составляет 114 километров, из которых 112 приходится на реку Терек. С одной стороны мятежная республика, с другой Курский район Ставрополья. В лихие постперестроечные годы некогда просто административно-территориальная «линия»  дружбы и добрососедства превратилась в горячую и   полыхающую.  

В те годы мне довелось побывать в приграничной   станице Галюгаевской.  Накануне там расстреляли милиционеров. День был солнечным, и, казалось, ничего не предвещало беды. По репортерской привычке решила исследовать местность, направилась к реке.  Что было дальше? Крепкий обхват рук сзади. Кто-то из  местных милиционеров буквально вытащил меня из опасного места.     На другой стороне реки была Чечня, и вполне возможно,  мою скромную персону уже высматривал снайпер. 

Позже, побродив по улице (под конвоем  добровольных охранников), я увидела почти мертвое село с закрытыми или заколоченными ставнями. Бросив родные «хаты», большая часть населения уже выехала. Оставшиеся перебрались в «подполье». Люди семьями прятались в погребах и сараях. Дети в школе,   часто под звуки канонады писали сочинения. За годы боев десятки русских людей были захвачены в плен и стали заложниками, угнаны тысячи голов скота, похищены сотни единиц техники. Вспоминая то время, Черногоров рассказывал:

 - Около тридцати сотрудников органов внутренних дел Курского района погибли, защищая безопасность не только жителей своего района, но всего Ставрополья. И самым досадным было то, что наши предложения по стабилизации обстановки далеко не всегда встречали понимание   в центре.  Часто предпринимались действия, с точки зрения логики, необъяснимые. К примеру, помню, что был расформирован полк внутренних войск, который дислоцировался в станице Курской, хотя нас всё время заверяли, что этого не может произойти. И уж совсем непонятно, почему было принято решение об упразднении в приграничье специальной зоны, выполнявшей роль защитного барьера между Ставропольем и Чечней.

 Слушая Черногорова, я вспомнила, как (мягко говоря) странно в то время вели себя коллеги, выступавшие в программах НТВ, журнале «Огонек», в других средствах массовой информации. Кровавые акты бандитов пафосно выдавались за «справедливую национально-освободительную борьбу» против тоталитаризма в России.  

Впрочем, губернатор Ставрополья и тогда все понимал значительно лучше нас, замороченных идеями свободы и благоденствия буржуазной жизни.  Именно главе края пришлось давать  показания по поводу «чеченского кризиса»  в Страсбурге на 51-й сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы. 

-   Я рассказал о том, что, на мой взгляд, возникновение  кризиса имеет не одну, а целый ряд исторических, экономических и политических причин, рассматривать которые в отрыве друг от друга, по меньшей мере, некорректно. Хотя такие попытки были. Ситуация, подаваемая международными институтами односторонне, искусно использовалась для открытого давления на нашу страну, вмешательства во внутренние дела Российского государства.  Что   касается наведения  порядка в республике, то я на конкретных фактах объяснил, что меры, предпринимаемые нами, полностью соответствуют международным нормам и никоим образом не затрагивают прав и свобод гражданского населения. Напомнил и о взорвавшем мировую общественность циничном террористическом акте захвата заложников в Буденновске в 1995 году, взрывах жилых домов в Буйнакске, Каспийске, Москве, Волгодонске, похищении и зверском убийстве иностранцев ( в основном журналистов), которые хотели своими глазами взглянуть на происходящее и выяснить, где правда, а где ложь.

И, конечно же, губернатор  обогатил свой доклад рассказом, что все это время ни на минуту не прекращался диалог с конструктивными силами ЧР, с официальным Грозным. Даже во время боевых действий наш край обеспечивал мирное населением зерном для посевной, продуктами питания, товарами народного потребления. Постоянно снаряжались колонны автомашин с гуманитарным грузом. Не прекращалось и снабжение газом, электричеством.

Прецедент второй: выход из кризиса без преференций

  Но открутим время назад. Выборы первого губернатора Ставропольского края в 1996 году были непростыми. Административный ресурс активно поддерживал действующего главу края Петра Марченко. Однако шквал агитационного материала, выплеснувшийся на  население, не принес ему победы. Первым губернатором Ставрополья стал молодой кандидат от народно-патриотического блока, депутат Государственной Думы России Александр Черногоров. Во втором туре он опередил соперника почти на 200 тысяч голосов.

 Ситуация  на Ставрополье была более, чем тяжкой: печальное лидерство края по числу беженцев и вынужденных переселенцев, избыток воинских формирований. Во-вторых, стояли заводы, пустело село. Нужда, огромные долги по зарплате, невыплаченные пенсии, отсутствие поддержки матерям и детям, безработица выгоняли людей на митинги протеста. В день вступления в должность губернатора в краевой казне числилось 17 тысяч рублей, сумма мизерная, как в то время, так и сейчас. Ну, а долги составляли четверть пятимиллиардного краевого бюджета.  Даже опытного руководителя подобная  ситуация могла  повергнуть в шок. Что  говорить о молодом Черногорове, за плечами которого практически не было административно-хозяйственного опыта. Оппоненты заранее злорадствовали, мол, надорвется парень от такой ноши.  Я впрямую спросила Александра Леонидовича:

– Скажите честно, страшно было?

– Обошлось без шока, – улыбнулся он, – Я родился и вырос в этом крае, объехал его вдоль и поперек. Видел, каким катком неолибералы  прошлись по нему.   Взирать на этот развал  сил больше не было. А вот попробовать сдвинуть дело с мертвой точки, скажу честно, руки чесались. Из бесед с людьми во время выборной компании видел, что они мне поверили – разве этого мало?   Именно уверенность, что преодолеем трудности, трудолюбие и упорство моих земляков вселяли надежду и стали главным двигателем восстановления края. Ну, а что касается молодости, то, вы знаете, Пушкин к 37 годам уже написал все свои бессмертные произведения, а его великий приемник Михаил Лермонтов   сделал это до 27 лет. Моя же «дуэль» с разрухой только началась, когда мне едва исполнилось 37 лет. Начал  с того, что практически полностью поменял руководящую команду. В условиях общероссийского экономического кризиса людям следовало дать работу, обеспечить им хотя бы минимальную защищенность. Поэтому практически одновременно мы приступили к осуществлению целевых программ по газификации края, водоснабжению, улучшению условий труда работающим. Так возникли программы «Жильё», «Плодородие», «Детское питание» и другие…

 С первых дней стало ясно, что без поддержки федерального центра не обойтись. Буквально бомбили Москву письмами, ездили в столицу лично. И прямо по пословице «смелость города берёт» добились своего: на Ставрополье обратили внимание. В декабре 1997 года вышел в свет своего рода уникальный документ: «Указ Президента Российской Федерации «О неотложных мерах по стабилизации и развитию экономики Ставропольского края», благодаря которому в бюджет поступили первые суммы – 470 миллионов рублей. 

Постепенно восстановили выпуск продукции на нынешнем «Ставролене», (Буденновский завод пластмасс), Невинномысском заводе бытовой химии («Арнест»); с превышением прошлого уровня заработали завод «Кавминстекло», Изобильненский сахарный завод, Ипатовский и Зеленокумский пивзаводы…  Позже вступили в строй новые предприятия в Новоалександровске, Ессентуках, пос. Новотерском Минераловодского района, заработал крупнейший в Европе Малкинский карьер песчано-гравийных смесей. Добрые перемены позволили несколько приостановить спад жизненного уровня населения. Край вздохнул свободнее, поскольку были ликвидированы задолженности по пенсиям и заработной плате бюджетникам.

- Скажите, Александр Леонидович, а ошибки, просчеты сегодня, с высоты прошедших лет вы видите?

- Еще как! Конечно, были и просчеты, и скоропалительные решения, в том числе, при кадровых назначениях. Не ошибается тот, кто ничего не делает. А мы работали.   Действовали по принципу: если проблема возникает, её нужно решать своими силами, особо не рассчитывая  на помощь со стороны. Так,  задолго до принятия соответствующего закона на федеральном уровне мы укрепили границы с Чечней. Справились с веерными отключениями электричества. Не было ни одного жителя края, на ком  бы не сказалось это возмутительное самоуправство энергетических магнатов. Решили и острейшую проблему массового отключения газа. После переговоров в Москве с руководителем Газпрома Рэмом Вяхиревым была достигнута договоренность об увеличении лимитов поставки на Ставрополье «голубого топлива»  и реструктуризации задолженности краевых потребителей тепла. Именно тогда запланировали заключить между «Газпромом» и  Ставропольем долговременное соглашение о газификации края. Мы стали первым регионом, который  привел газ в самые отдаленные уголки.

Прецедент третий: накормим и себя, и заморских «партнеров»

Это сегодня такое заявление никого не удивит. Несмотря на жесткие санкции  мы не  стали попрошайками, зависимыми от Запада, который захочет – даст чего-нибудь на прокорм, а не захочет – откажет в последнем глотке воды. А сколько нас пугали: без Запада России не обойтись. Когда вспоминаю все эти мантры, думаю, а ведь именно Черногоров, сам кровь от крови сельский человек, показал пример успешной работы  сельскохозяйственной отрасли. 

И это, несмотря на то, что к моменту его избрания  производство на селе  упало вдвое. Примерно в той же пропорции  уменьшилось поголовье крупного рогатого скота, втрое  сократилось поголовье овец.

– Действительно, у нас было 80 процентов убыточных хозяйств. В первый год работы мы собрали 3 миллиона тонн зерновых, а когда я покидал пост, урожай  перевалил за 9 миллионов тонн.   Втрое нарастили валовое производство зерна.  Но  путь к этому был  многотрудный… 

Вдобавок к сказанному приведу  один из примеров  активно пропагандируемого тогда способа повышения   плодородия почвы, о  нём и сегодня Александр Леонидович очень любит рассказывать. Но перед этим короткое отступление. Все мы становимся свидеделем, как в последние годы по весне полыхают степные пожары. Это горе-хозяйственники сжигают стерню. В годы губернаторства Черногоров просто отлавливал таких, как он говорил «вредителей», поскольку пытался внедрить совсем другую практику. 

  На полях не сжигали стерню, а давали ей высохнуть и превратиться в солому. За счёт бюджета в то время закупались специальные измельчители. Они устанавливались на  комбайны и  превращали солому в удобрение.  Один (измельченный) килограмм соломы, оставленный в поле, это всё равно, что  килограмм азотных удобрений. Таким образом обогащался гумусный слой, наш, стало быть, ставропольский чернозём. Подобных примеров в прессе приводилось много.

- Знаю, что сотрудничеству власти с прессой вы всегда уделяли особое внимание. Одним из первых распоряжений обязали чиновников реагировать на критические публикации в прессе…

- Этот документ я подписал в 1997 году. Руководители местной власти в двухнедельный срок обязаны были дать редакции ответ о принятых мерах. Ответственность за невыполнение - вплоть до увольнения с занимаемой должности. Тогда и население, и сами СМИ оценили наши усилия, направленные на повышение действенности устного, печатного слова. Мы хорошо понимали, пресса – мощная интегрирующая сила, которая должна помогать в решении социально-экономических задач, и наша команда в этой помощи была очень заинтересована. 

- Вы и сейчас в этом уверены? Как никто другой  в конце губернаторского срока вы пострадали именно от журналистов. 

-   Не могу согласиться. Вы говорите не о прессе, как массовой положительной силе, а о продажных изданиях. Это о другом. Было бы слабостью из-за  единичных примеров признать за ними какую бы то ни было силу. Вот почему я и сегодня убежден: власть и пресса должны быть не только оппонентами, но и союзниками, направляющими свои усилия на достижение общей цели – благо людей. Вот почему на протяжении многих лет каждый месяц  я отчитывался о  своей работе перед жителями края; отвечал на трудные вопросы  в телепередаче «От первого лица», вместе с членами команды участвовал в радиоэфирах «Откровенный разговор». Под моим патронатом проводились телемарафоны «Спешите делать добро». У себя в правительстве мы установили «Телефон доверия», который принимал и жалобы, и тревожные сообщения от всех, кто нуждался в нашей помощи.

- Сама тогда работала на телевидении и хорошо помню, сколько было сделано для людей: беженцев, осиротевших детей и семей погибших военнослужащих. Вспоминаю и другую акцию. В крае была возрождена практика соревнований на выявление лучшего в своей профессии работника. Это стало хорошим стимулом к совершенствованию профессионализма; одновременно поднимался престиж рабочего человека. Это  было взято из советского прошлого?

 –  А почему мы должны отказываться от того доброго, что в нем было? Мы приняли такое решение и лучший механизатор, доярка, учитель, воспитательница детского сада  по итогам года награждались автомашиной «Жигули». Плохо ли? Известно, что в порыве соревновательного азарта человек может добиться  очень высоких результатов. Испытал это на себе. Работая в райкоме комсомола, однажды  взял месячный отпуск и  «вкалывал» не покладая рук в самом отсталом хозяйстве самого отсталого района.

- Доказали, что таким образом можно вывести хозяйство в передовики?

- Кому-то, может, и не доказал, зато много чего нужного понял, – смеется Черногоров и продолжает рассказ. -  По итогам урожая  2002 года  мы получили первый  высокий результат – 5 миллионов тонн зерна. Впереди были только кубанцы. Во время доклада Президенту страны о результатах работы сельских тружеников я привел случай с комбайнером из  колхоза имени Кирова Труновского района.  За два рабочих дня он побил все рекорды.  В течение одного уборочного дня   намолотил 298 тонн зерна,  а  во второй – 337. Таких результатов другие добивались разве что  суммарно за месяц.  Кстати, этот колхоз  и в 2001 году во время уборочной страды  получил рекордные 80 тысяч тонн зерна. Ни одно сельхозпредприятие страны не могло похвалиться  подобными результатами.

С того времени урожаи  у нас в крае  каждый год увеличивались примерно на миллион тонн с лишним. В 2007 году в сотню наиболее крупных и эффективных предприятий России, производящих сельхозпродукцию, были отнесены 30 организаций  Ставрополья по производству зерна, 12 - подсолнечника, 5 - сахарной свеклы… Край активно включился в реализацию мероприятий приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

– В 2002 году вы стали лауреатом премии имени Петра Великого. Она присуждалась руководителям за развитие теории и практики управления.

- Спасибо, что вспомнили. Эта награда мне особенно дорога как свидетельство того, что к этому времени вместе мы вытащили край из экономической пропасти.

Прецедент беспрецедентный

Зная  губернатора много лет, мы никогда не общались тесно, но и не прерывали общения ни тогда, когда  он принял трудное решение об отъезде из края, ни во время его «московского периода». При этом не раз задумывалась: что дает  этому человеку силу оставаться верным себе, традициям, выбранным раз и навсегда приоритетам. Думаю, сейчас близка к разгадке. Это сила принадлежности к родной земле и краю, в котором он вырос. 

Как в основном происходит в жизни? Человек уезжает из села учиться, получает профессию и остается в городе, который и становится для него второй родиной. Черногоров же – из той редкой породы людей, которые независимо от обстоятельств  несут в себе любовь как принадлежность к месту, где родился и вырос. Не потому ли, кажется, истратив все ресурсы, они обладают способностью снова и снова возрождаться «из пепла», чтобы продолжать жить, работать. Сам он об этом говорит так:

–   Когда мне случалось работать вдали от  родных мест, это всегда заканчивалось одинаково: рано или поздно я  возвращался назад. Учился в Краснодаре – работать вернулся на Ставрополье, был депутатом, жил в Москве, и снова вернулся в край, став губернатором. После работы в министерстве сельского хозяйства РФ опять попытался вернуться домой с одной целью – приносить пользу малой Родине, где живут мои родные, товарищи, коллеги по работе. Пока не получилось. Я опять в Москве. Посмотрим, что будет дальше.

Черногоров типичный традиционалист, но вполне себе рациональный. Все годы работы губернатором на его рабочем столе стояла фотография  красивой женщины с перекинутой через плечо косой цвета вороного крыла. Это его мама в молодости. По журналистской  необходимости бывала в разных высоких кабинетах. Ни у кого на столах не видела маминых карточек.

… Когда  сын Екатерины Черногоровой едва научился ходить,  случилась беда: малыш опрокинул на себя кастрюлю с кипятком. Задыхаясь,   несколько километров мать с ребенком на руках  бежала в больницу.  Сашу спасла, выходила. Может, отсюда такая трогательная сыновья любовь?

Родом из детства и другие его жизненные привязанности: учителя, одноклассники, друзья.  Он и сегодня  любит, приезжая в село, устраивать разговоры  с людьми, особенно со стариками. Слушать со стороны одно удовольствие: шутки-прибаутки, да сказки-присказки… Но именно из  этих «гутарок» губернатор всегда привозил из командировок очередные острые темы для заседаний правительства.

Пройдя через пионерскую организацию и комсомол, он почувствовал упоительную силу товарищества, азарт соперничества. Так, почему бы и сегодня не использовать уже апробированную, логично выстроенную воспитательную систему детей и молодежи от школы и вуза до первого трудового коллектива?!, - недоумевает он. Когда в других регионах после перестроечного вихря следа не осталось от пионерско-комсомольских организаций, на Ставрополье они продолжали действовать. Сохранились музеи боевой славы и посты памяти с Вечным огнем. В течение многих лет  в край ежегодно съезжались команды, чтобы помериться силами в «Зарнице».  Кстати, недавно по ТВ передали информацию, что в Воронежской области пионерский отряд очищает от мусора леса и помогает ветеранам. Значит, по сей день у Черногорова есть единомышленники по всей стране.

– Я сам был пионером и помню, как вступал в организацию. Вместе с комсомолом   прошел 15-летний путь от члена комитета комсомола Красноманычской средней школы до первого секретаря крайкома ВЛКСМ, а потом ещё 4 года работал в крайсовете председателем комиссии по делам молодёжи. Это был очень ценный опыт. 

В  нынешнем году  исполняется 100-лет со дня рождения комсомольской организации. Комсомол нас всех объединял и с ранних лет воспитывал тех, кому предстояло встать у руля   страны.  Считаю, предать забвению его принципы, веру и достижения  недопустимо, ведь сегодняшнюю Россию строили именно вчерашние комсомольцы. При всех недостатках советская эпоха, в которой мы жили и трудились, была уникальна, неповторима, она нам многое дала, отказаться от  этого равнозначно предательству.

Работая в должности губернатора, Черногоров не позволил   отнять у школьных  ученических бригад ни пяди земли, ни единицы сельхозтехники. Какая от них польза? Большая. Из первых уст  слышала рассказ о том, как в станице Галюгаевской в пору чеченского кризиса производственная бригада местной  средней школы заготовила столько снеди (ребята там и хлеб растили, и за животными ухаживали), что целую зиму,  там практически бесплатно,  кормили учеников «домашними» обедами. А потом директор школы еще и сдавала хозяйствам в аренду закрепленный за «бригадой» трактор. Александр Леонидович продолжает тему.

 – Знаю, что  до сих пор многие ставропольские школы  имеют ученические бригады, где ребята получают первые трудовые навыки. Пока  это  есть. Что будет завтра, не знает никто. Зато повсеместно во всех регионах «караул» кричат от недостатка квалифицированных кадров рабочих профессий. Это нетрудно понять: ведь ПТУ  практически уничтожены. И у нас в крае скоро могут столкнуться с нехваткой трактористов, комбайнеров, механизаторов… Если и ученические производственные бригады начнут разваливать, регион понесёт большие потери. Я сам с одиннадцати лет работал в такой бригаде совхоза «Красный Маныч» Туркменского района. С этого времени числю свой трудовой стаж: начинал помощником комбайнера, как и мои одноклассники, друзья. Но «начинал» – не значит, что собирался всю жизнь оставаться механизатором. Когда вместе с моим наставником пятикратным чемпионом жатвы на Кубани  Николаем Александровичем Блохой работал на комбайне, он меня «подковырнул»: мол, закончится практика, и тебя ветром сдует отсюда, больше не сядешь за штурвал. Меня это задело, и я поспорил, что каждый год буду приезжать и  работать в поле.   Так зародилась традиция: каждый год 13 июля в день своего рождения я договариваюсь с каким-нибудь хозяйством и с утра начинаю  молотьбу.  Как  обещал наставнику. 
 
Каких только  версий по этому поводу уже не слышал. Самая неоригинальная: «пиар». Пиар может продолжаться год, два, три, я же  работаю на комбайне сорок восьмой год! Забавно было узнать от «доброхотов», любящих помусолить эту тему, что весь  намолоченный хлеб я забираю себе и имею на этом деньги. Смешно и грустно!.. Слышал и  другие версии, от которых совсем не до смеха – злые, мстительные. Вынужден  поставить в этом вопросе точку. Раз и навсегда. Дело не в деньгах и не в пиаре. Какой там пиар! Это просто моя жизнь…

Тамара Дружинина,
член Союза журналистов РФ.



Сергей Брилка — Делай всё, что обещал

Председатель Законодательного Собрания Иркутской области рассказал о жизни, работе, семье.

- Сергей Фатеевич, вы из многодетной семьи. Хотел бы именно от вас услышать, сколько всего у ваших родителей было детей?

- Одиннадцать. Четверо родились перед войной и в первые месяцы войны, остальные –после. Мама у меня настоящая мать-героиня с орденами первой, второй и третьей степеней.

- А как ваша семья в Сибири оказалась?

- Закончилась война, у мамы с папой было четверо «военных» детей, и сразу же еще двое появилось: в 1946 году родился Леонид, в 1948-м – Володя. Было очень сложно: шестеро детей в полуразрушенной Одессе, и всех надо кормить, поить, одевать.… А в то время по стране ездили эмиссары, которые предлагали переехать на Восток. Обещали, как правило, дом, работу, корову, еще что-нибудь. И вот отец собрал всю нашу семью и приехал сюда, в Иркутск. Здесь тогда работала пересыльная служба, и ему предложили на выбор несколько точек для проживания. Он выбрал Качугский район, село Анга. Мы туда приехали в 1953 году, а в 1954-м я появился. То есть я первый коренной сибиряк в нашей семье. После меня родилось еще три сестры – тоже, получается, сибирячки. 

- Не жалели в вашей семье, что решились на такие изменения в жизни – из Одессы в Сибирь, да еще в отдаленное село?

- Сейчас я оцениваю эти решения своего отца и понимаю, что он крайне прозорливый человек. Он был мастер на все руки, механизатор, строитель. И потому был уверен, что даже на селе всегда найдет себе работу, разведет домашний скот – и за счет этого поднимет семью. Так и случилось: мы очень неплохо жили. За счет нашего хозяйства у нас выучились старшие сестры и братья, все получили высшее образование. 

- А себя вы с какого возраста помните?

- Думаю, более или менее осознанно – лет с пяти. Самое раннее, наверное, воспоминание связано с нашим соседом. Его звали дед Кузьма. Часов так в пять утра стучит к нам: «Федя, – это он так отца моего, Фатея Никифоровича, звал, – поднимай сыновей, прорубь замерзла, надо почистить, колодец почистить, коров поить пора». А на улице мороз – под пятьдесят! Отец встает, поднимает старших: «Витя, Коля, Лёня, Володя!» Кое-что из работы и нам, младшим, перепадало. Представляете: темно, холодно – но все шли. В доме всегда труд был на первом месте. Так было заведено, и это воспринималось совершенно нормально. 

Помню, как братья косили сено. И это тоже была не косьба, а песня! Парни здоровые, крепкие. Встают трое, рядом друг с другом, идут рядами, и такое впечатление, что прошел комбайн. Мама  опускала в колодец ведро с простоквашей, и оно стояло там в постоянной прохладе. Братья косят, потом это ведро поднимают, по две кружки холодной простокваши выпьют – и дальше работают, пока роса не ушла.

- Как в школу пошли, помните?

- Естественно. В школу я ходил за три километра. Один раз, помню, было минус 40 на улице, и я за братом увязался. Я даже и не думал, что мы, первоклашки, скорее всего, не учимся в такой мороз, мне просто интересно было с братом ходить. Он идет простыми шагами, а каждый шаг у него – больше метра, наверное, а я за ним бегом, и то едва успеваю. Прихожу в школу, мне учительница наша Мария Андреевна спрашивает:  «А ты чего, Сережа, пришел?» «Учиться». «Так 40 градусов, мы не учимся!» Стою, расстроился. «Давай, я тебе сейчас чего-нибудь дам, занимайся, – успокаивает Мария Андреевна, – а потом Леня пойдет обратно домой, ты с ним уйдешь». Леня про меня забыл, и обратно бегу один напрямки, через поле, а не через деревню, потому что так ближе. Бегу и боюсь. Мне старший брат рассказывал, что волки вокруг деревни ходят и только ищут, кого бы загрызть. Домой прибежал, мама спрашивает: ну зачем ты в школу-то пошел, ведь ясно было, что не учитесь? А я стою и не знаю, что сказать: ведь мне просто с братом пройти хотелось.

– В самом начале разговора я вас спрашивал, зачем ваша семья из Одессы в сибирское село уехала. Вы мне объяснили – все понятно, логично. А зачем же тогда вы из села уехали? Ведь все же хорошо у вас в Анге было…

– Помню, как у нас был семейный совет, и отец сказал: «Нина, мы переезжаем в город и даем образование второй половине нашей семьи».

После школы я поступил в институт народного хозяйства и практически до окончания учебы был увлечен футболом. А за год до окончания института меня позвал отец. Как сейчас помню этот разговор, потому что он изменил мою жизнь. «Хочу поговорить с тобой серьезно. Ты учишься хорошо, на следующий год получишь диплом. Надо определяться с тем, где ты сможешь применить свои знания. Давай, думай». А поскольку все старшие братья были строителями, я продолжил нашу семейную традицию. Поработал – стал мастером, через полгода – прорабом, а через год – начальником участка. Через некоторое время меня назначили начальником управления, еще через пять лет – управляющим трестом. На тот момент мне было 36 лет.

- Насколько мне известно, вы были самым молодым управляющим трестом в Советском Союзе…

- Мне тоже это говорили, но я специально этот факт, честно сказать, не проверял. Десять лет я возглавлял «Иркутскжилстрой», пока не стал заместителем главы администрации Иркутской области. В 2003 году я ушел с этой должности, а в 2008-м создал Саморегулируемую организацию строителей Байкальского региона. В 2012 году меня пригласили возглавить Иркутское отделение партии «Единая Россия». По партийному списку я был избран в Законодательное Собрание, сначала был заместителем председателя, потом – председателем. 

- История вашей работы в администрации региона заслуживает отдельного рассказа, но все-таки: что бы вы выделили особо?

- Мы перешли на систему, при которой определялись приоритетные объекты, и направляли финансовые потоки на завершение их строительства. Считаю, это было очень важным решением, требующим определенной политической смелости.  До нас система была такой: старались никому не отказывать, от этого деньги распылялись: много чего строилось, но мало что сдавалось.

Что касается системы жилищно-коммунального хозяйства, то на тот момент это было совершенно заброшенное направление работы. Мы создали областное управление ЖКХ и диспетчерскую службу. Каждое утро я приходил в полвосьмого на работу, и у меня было два доклада. Диспетчерская служба сообщала о состоянии жилищно-коммунального хозяйства в целом, а генерал МЧС докладывал оперативную обстановку.

Мы создали областной стратегический запас. Это определенные ресурсы, за счет которых снимали напряжение, которые могло возникнуть в течение года в любой точке региона. На тот момент вся система  жизнеобеспечения была страшно разбалансирована, постоянно были угрозы размораживания городов. Могло произойти, что угодно, и для этих непредвиденных случаев, чрезвычайных ситуаций необходимо было иметь определенные средства. 

- Пока вы работали на должности заместителя главы областной администрации, да и ранее, у вас, безусловно, были встречи с какими-то интересными, неординарными людьми. Кто вам запомнился больше всего? 

- Могу назвать несколько фамилий. Первая – это Александр Петрович Веденеев, открывший мне дорогу в большой спорт. Это тренер, который учил меня не просто футболу, нередко ограниченному тактикой «бей – беги», а  интеллектуальной игре. Его уроки сильно помогли мне в жизни.

Вторая фамилия – это Сергей Кужугетович Шойгу. С  ним я пересекся, когда в конце 1997 года во Втором Иркутске упал самолет «Руслан». А третий человек, который меня поразил, это Борис Евгеньевич Патон, выдающийся специалист в области металлургии, сварки, технологии металлов. 

- А с ним как вы пересеклись? Он же, если я не ошибаюсь, на Украине?  

- Уже после ухода из областной администрации я работал над строительством пятой серии Иркутского алюминиевого завода. Это – уникальный проект, о котором можно говорить долго и много. Наверное, это тема – отдельного разговора. Скажу лишь, что определенные узлы электролизеров всегда крепились на болтах. При этом  происходили значительные потери электроэнергии, все это знали, и при разработке новой технологии инженеры в проектное решение заложили сварочное соединение, увидев в этом огромный экономический эффект. Заложить-то заложили, а как это делать, никто не знает. Я собираю группу сварщиков, инженеров, проектировщиков, и мы едем к Патону. У него две звезды Героя Социалистического труда СССР и одна медаль героя Украины, ему прижизненно в центре Киева поставили памятник, на автомобиле вместо номера написано «Патон».

Приехали к нему в Киев, утречком стоим на крыльце, ждем. Подъезжает машина, из нее выходит дедок, такой сухонький, живой: «Ну что, сибирячки, не можете без нас?» «Конечно, - говорю, - не можем». Он улыбается и так по-дружески говорит: «Ну что, пойдем, ребята, ко мне в кабинет». Приходим, он обращается к кому-то: «Зови банду». А «банда» - это начальники отделов, их заместители. Приходят все эти люди, он им и говорит: «Коллеги, мы с вами в космосе сварили, мы под водой сварили. И что же теперь мы сибирякам первый за 20 лет промышленный заказ сварить не сможем? А ну за работу!» И уже через неделю чтобы был результат. Они нам не просто технологию дали, они дали оборудование, расходный материал, все у себя испробовали и направили к нам монтажников – каждого по своему направлению.

И еще один человек, про которого мне хотелось бы сейчас рассказать, связан со строительством госпиталя для ветеранов…. Это Иосиф Давыдович Кобзон. 

- Каким образом вам удалось с Кобзоном пересечься? Он – артист, а вы – строитель.

- Это было в то время, когда мы строили госпиталь для ветеранов. Тогда я дружил с Владимиром Шагиным, директором Иркутского музыкального театра. К сожалению, он уже ушел из жизни. И вот я говорю ему: «Володя, ты знаешь, народ у меня сильно устал, на госпитале уже несколько месяцев пашет без остановки, как бы концерт организовать?» Он отвечает: «Завтра к нам Иосиф Давидович прилетает, переговорим». Мы приехали, в порту его встретили, я к нему обращаюсь: мол, я управляющий трестом, строим важный объект для города, не могли бы вы выступить, я оплачу. Он спрашивает: «Какой объект?» Я говорю: «Госпиталь для ветеранов войны и труда». Он: «А за что платить? Я – член  всероссийского комитета по празднованию Дня Победы. Как я могу не выступить?»  Приезжаем на объект. Актовый зал уже готов, сидений, правда, еще нет. Он с помощником приходит. Я спрашиваю: «Может, оркестр какой-нибудь надо? Или рояль привезти». Он: «Не надо, электрический синтезатор привезите – и хватит». Мы покупаем в «Мелодии» новенький синтезатор «Ямаха», устанавливаем его. Кобзон тем временем в кабинете у директора разворачивает газетку, переодевается. На газетку складывает брюки и пиджак, надевает концертный костюм. И полтора часа, не сходя со сцены, он давал концерт. Народу в зале – под завязку. Многие в робах, в краске. Кто-то из строителей просит: «Иосиф Давыдович, а можешь такую песню?» «Могу». И поет. «А такую?» «Могу». И опять поет. Потом мы его привезли в музыкальный театр, и он там еще три часа выступал. Я до сих пор удивляюсь силе этого человека.

- Сергей Фатеевич, вот вы сейчас много говорили о людях, которые в разный период жизни находились с вами, оказали, возможно, на вас какое-то влияние. А у вас какие ценности в жизни?

- Отец всегда говорил так: никогда ни перед кем не оправдывайтесь. Делайте – и делом доказывайте свою правоту. Если чувствуете, что не можете сделать или не видите завершения – лучше не беритесь. Это не заповедь, а просто отеческие наставления, которые он нередко произносил в разных ситуациях и в разных контекстах. А каких-то теоретических, философских заповедей у меня нет, но главное для меня – не предать, сделать все, что обещал. Уже сейчас я  стал понимать, что надо обязательно вкладывать в детей. И я всю жизнь это делал – постоянно строил детские сады, школы. Горжусь, что, несмотря на постоянную загруженность, я никогда не забывал о своей главной личной ценности – моей семье. 

- Расскажите о ней. 

- У меня двое детей, подрастают внуки. Сын пошел по моим стопам – стал строителем. Уже в 17 лет он начал строить первый дом под приглядом своего дяди,  моего старшего брата. После этого у него было несколько своих проектов. Я старался не вмешиваться в его работу. Он закончил три вуза, вполне самостоятельный парень. Дочь окончила иркутскую 47-ю школу, которую, кстати, я построил, после чего поступила в Плехановский университет. Окончила его, затем – Лондонскую бизнес-школу, сейчас готовится к защите кандидатской диссертации.

- Знаете, а я изначально-то хотел с вами поговорить о работе на должности спикера областного парламента. И как-то по другому направлению у нас беседа пошла… Можете рассказать об этой стороне вашей жизни?

- В двух словах не расскажешь. Выполнен целый пласт работы. В частности, настольным документом в деятельности депутатов Законодательного Собрания в течение всех пяти лет были «Наказы избирателей». Этот перечень был сформирован сразу, как созыв приступил к работе. Причем, были учтены наказы депутатов всех партий. К началу этого года было выполнено около 200 наказов на общую сумму более 14 млрд рублей. Еще 60 наказов вошли в бюджет региона этого года. Речь идет именно о крупных проектах, преимущественно, связанных со строительством и ремонтом социальных объектов. На первом месте среди исполненных наказов – детские сады. Более 60 дошкольных учреждений в регионе были либо построены с ноля, либо отремонтированы. Нам в Приангарье удалось решить проблему с местами в детских садах для детей старше трех лет.  Теперь взят новый ориентир – создание ясельных групп для малышей от полутора до трех лет. В том же образовании появился новый запрос – на школы. Мы в феврале этого года были с парламентским контролем в школах Иркутского района – часть из них переполнены, учеников в разы больше нормы. Соответственно нужно срочно разрабатывать проектно-сметную документацию и изыскивать возможности для строительства в районе новых школ. 

Очень много вопросов связано со сферой здравоохранения. В перечне наказов избирателей приобретение автомобилей скорой помощи для территорий области не значилось. Но прошло время, и такие запросы стали звучат один за другим. Законодательное Собрание приняло решение – выделить средства на приобретение практически одномоментно 200 автомашин скорой помощи класса «А» для территорий региона. Этот вопрос мы держим на контроле – проверим, какие автомобили были закуплены, дошли ли они до тех, кому предназначались. 

Законодательному Собранию удалось добиться разработки отдельной подпрограммы по строительству фельдшерско-акушерских пунктов в рамках областной государственной программы развития здравоохранения. До этого строительство ФАПов осуществлялось за счет программы по развитию сельского хозяйства, и федерация часто не направляла в регион требуемого софинансирования, в результате чего реализация программы  пробуксовывала. Теперь же ФАПы по новой подпрограмме будут строить за счет областного бюджета

Поистине взрывным оказался интерес к спортивным сооружениям – как только начали строить ФОКи, посыпались аналогичные просьбы из районов, поселков, небольших городов. Сегодня только северному городу Усть-Куту нужно три ФОКа. Можно говорить о том, что перечень тех же наказов не статичен, он постоянно актуализируется и дополняется новыми объектами.
 
- Скажите, а вы не жалеете, что в какой-то момент ушли в политику, стали депутатом?

- Не жалею. Более того – это было предопределено. 

- Это как так?

- Я родился в марте 1954 года. Именно в тот день во всей стране шли выборы в советы народных депутатов. И когда я появился на свет, врач-акушер сказал: «Ну вот, депутат родился». И мама мне все время об этом напоминала. И  когда меня первый раз избрали в городской совет, она мне, конечно, об этом в очередной раз напомнила: «Ну, вот видишь, врач-то был прав!»

- Ничего себе история! 

- Но она на этом не закончилась. Моя жена защитила кандидатскую диссертацию, и какие-то ее документы лежали в Москве. А я тогда был управляющим трестом, часто в командировки ездил, она и мне говорит: «Сережа, зайди в Минздрав, забери документы».  «Без проблем», - говорю. Пришел в министерство, подаю доверенность. И тут выходит седенький дедушка. Спрашивает: «Как фамилия?» «Брилка». Он дальше интересуется: «А где вы родились?» Я говорю: «В селе Анга Качугского района». «А в каком году?» «В 1954, в марте». «Ой, да какой же ты бравый вырос-то!» Оказывается, тот акушер, который у моей мамы роды принимал! Я приезжаю в Иркутск, рассказываю ей эту историю. Она, конечно, удивилась, и рассказала, что он работал у нас по распределению. Приехал на три года, а остался на восемь лет. Он еще и трех моих сестер успел принять. И лишь потом вернулся в Москву. Так что, я думаю, какая-то закономерность в том, что я ушел в политику и стал депутатом, все-таки есть.


Дмитрий Варфоломеев.
Фото пресс-службы ЗС Иркутской области



Юрий Альтудов — Учитель прикасается к вечности

Юрий Камбулатович, вы нечасто общаетесь с журналистами, о себе представителям СМИ практически никогда не рассказывали… Кем мечтал стать школьник Юра Альтудов из горного села под Эльбрусом?

- Мечтал стать военным, интересовался старинной кавказской воинской амуницией и конской упряжью, даже начал собирать коллекцию прикладных изделий. Сельскому парню, который исходил пешком и объездил верхом все окрестности, практически ежедневно приходилось иметь дело с лошадьми, поэтому мой интерес понятен. 

А на склоне самой высокой горы Европы впервые побывал уже, будучи студентом.

Когда сразу по окончании школы сдавал вступительные экзамены в знаменитый «физтех» (Московский физико-технический институт), собеседование с абитуриентами проводил академик Виктор Михайлович Глушков – выдающийся математик и кибернетик. В ходе неформального общения за шахматной доской выяснилось, что он очень любит Приэльбрусье и всем знакомым рекомендует этот горный курорт.

Пришлось признаться, что я ни разу там не был. Позже, когда впервые оказался в верховье Баксанского ущелья, понял, почему всех так восхищает двуглавый спящий вулкан. 

- Что и как сформировало вашу личность – обстоятельства жизни, работа, учителя, друзья, родные?

- В детстве, конечно, это мои родственники и школьные учителя.

Отец Камбулат Батунович Альтудов большую часть жизни трудился в сельском хозяйстве, очень любил лошадей, около десяти лет работал шахтером в геологоразведочных партиях. В середине 60-х в шахте взорвался метан, в живых остались двое. Когда отец пришел в сознание, он завел пасеку и восстановил здоровье и активность благодаря пчелам и целительному горному воздуху. 

Слово отца, его авторитет были непререкаемы.

Мама Екатерина Ивановна – уроженка станицы Нагутской  Ставропольского края – работала в школе-интернате, затем в детском саду. В Сармаково она жила с раннего детства, хорошо знала русскую литературу, кабардинский фольклор и много скороговорок, которым научила меня и двух моих старших сестер
Родители мои похоронены на сельском кладбище.

Безусловным примером для меня были мои деды. 

Батуно Мисостович Альтудов тоже был героическим человеком, участвовал в гражданской войне, получил ранение, имел государственные награды. В Зольском районе возглавлял колхоз, затем руководил сельсоветом. Осенью 1942 года гитлеровские войска вторглись на территорию Кабардино-Балкарии, и дед вместе с другими односельчанами организовал партизанский отряд. 

Когда я стал взрослым, местные старожилы рассказали, что уже после освобождения нашей республики от фашистов Батуно Альтудов сознательно пошел на большой, точнее сказать, смертельный риск. Было это в марте 1944 года, когда по распоряжению Сталина в Среднюю Азию и Казахстан были депортированы ингуши, чеченцы, карачаевцы, балкарцы.... В Сармаково, большую часть населения которого составляли кабардинцы, явились офицеры НКВД и потребовали дать списки балкарцев, а председатель сельсовета сказал, что таковые в данном населенном пункте не проживают, и подписал соответствующий документ. Никто из сельчан не выдал, так местные жители защитили от репрессий и гибели своих земляков. Об этом я узнал от кабардинца Хусена Пилова, мать которого была из балкарского рода Гемуевых. 

Дед свободно владел балкарским языком, поскольку дружил с представителями рода Динаевых из села Гунделен, что в соседнем Баксанском ущелье. Некоторое время дети балкарской семьи воспитывались в доме деда – в соответствии с кавказской традицией.

Дед по материнской линии Иван Павлович Ковцур в 30-е годы в числе других членов компартии был направлен на работу в сельскую местность. Украинец из Полтавской области, живший на Ставрополье, имел педагогическое образование, поэтому получил назначение на должность директора школы нашего села и преподавателя математики. Односельчане уважали Ивана Павловича. В 1939 году он ушел по призыву в армию, участвовал в финской кампании. Когда началась Отечественная война, уехал из села на фронт. В январе 1945 года лейтенант Ковцур геройски погиб при освобождении Польши, там же похоронен. У него были воинские награды.

Имя Ивана Ковцура высечено на обелиске памятника односельчанам, павшим на полях сражений. В скорбном списке значатся 427 человек, в том числе восемь – с фамилией Альтудов.

Сейчас Альтудовы – наши близкие и дальние родственники – живут в Нальчике, Москве, Твери, Пензе, Воронеже, Иркутске, на Курильских островах, в Турции, государствах Ближнего Востока и даже на американском континенте. Среди них много специалистов с техническим образованием.

Учителем с большой буквы я считаю нашего школьного директора Султана Хажумаровича Лигидова. Он уникальный человек, мудрый, добрый, интеллигентный. Я и сейчас, приезжая в Сармаково, иногда встречаюсь с ним, слушаю его рассказы о людях, рассуждения о жизни, заряжаюсь позитивом и испытываю большую благодарность к этому замечательному человеку. 

Директор и учителя были сторонниками нестандартного подхода к обучению. Старшеклассники с удовольствием приходили в класс к семи часам на «нулевой» урок, на дополнительные занятия по математике. Причем все брали на себя эту сверхурочную нагрузку без какого-либо материального вознаграждения, просто потому, что мы хотели учиться, а им было интересно нас учить.

- Наука и высокие технологии – так можно определить главные составляющие вашей деятельности. О том, что такое наука, школьники имеют хотя бы общее представление. Но технологии…

- Впервые слово «технолог» я услышал, когда был подростком. Летние каникулы я часто проводил в Краснодарском крае у бабушки Евгении Алексеевны. Лет через десять после гибели на фронте Ивана Ковцура она связала свою судьбу с фронтовиком капитаном Иваном Сабельниковым и вместе с ним из Сармаково переехала в Краснодарский край, в станицу Тбилисскую, где действовал, да и сейчас существует, большой сахарный завод. 

Иван Матвеевич был большим умельцем, хорошо разбирался в технике. Я учился у него собирать радиоприемники, ремонтировать разную технику, слушал рассказы о войне и очень дорожил этим умным, практичным, многоопытным человеком. Он заложил в моем сознании основы инженерной и технической мысли, часто брал меня с собой на завод, там-то я и узнал о существовании технологов и технологий. Вместе с моей бабушкой он не раз приезжали в Сармаково, а я, благодаря им, полюбил кубанскую землю, побывал в городах, станицах и на хуторах, хорошо знал казачий быт, жизненный уклад местных жителей. 

- Высшее образование вы начинали получать в Кабардино-Балкарском государственном университете, которым сейчас руководите. Но перевелись в Московский инженерно-физический институт, там же окончили аспирантуру, защитили кандидатскую диссертацию. Вы сочли уровень образования в КБГУ недостаточно высоким?

- Причина в другом. В школьные годы я больше увлекался математикой и химией, но у судьбы свои законы – я стал инженером-физиком. Не поступив в московский «физтех», стал учиться на физико-математическом факультете КБГУ, но на третьем курсе фортуна мне улыбнулась, я был принят в престижный столичный вуз – МИФИ.

В начале 70-х, когда численность населения Советского Союза превышала 240 миллионов человек, члены приемной комиссии МИФИ на конкурсной основе отбирали из всех пятнадцати союзных республик не более 30 человек – одну студенческую группу. 

Инженерно-физический институт относился к Министерству среднего машиностроения СССР. Пусть вас не вводит в заблуждение термин «среднее». На самом деле в ведении этой госструктуры была вся атомная промышленность, золотодобыча. В нашем вузе – единственном в стране – был установлен атомный  реактор. Сейчас это Национальный исследовательский ядерный университет.

Всех преподавателей, которые оказали на меня большое влияние в годы учебы в Московском инженерно-физическом институте, перечислить невозможно. Испытываю к ним большую благодарность. В числе этих замечательных людей был декан, заведующий кафедрой физики твердого тела, доктор физико-математических наук, профессор Юрий Алексеевич Быковский. Как один из инициаторов создания спецподразделения вуза он поставил задачу совмещения широкой инженерной подготовки с фундаментальными знаниями.

Когда я приступил к работе на Нальчикском заводе полупроводниковых приборов, профессор неоднократно приезжал на предприятие, интересовался моей работой, давал деловые советы по внедрению в производство новых видов изделий. В общем, продолжал меня опекать, сознавая ответственность за плоды своего труда. Как писал историк Генри Адамс, учитель прикасается к вечности: никто не может сказать, где кончается его влияние. 

Подготовку на факультете вели ученые мирового уровня, в том числе Нобелевские лауреаты: один из изобретателей лазерных технологий и основоположников квантовой электроники Александр Михайлович Прохоров, академик АН СССР Виталий Лазаревич Гинзбург. Председателем попечительского совета был лауреат Нобелевской премии по физике, дважды Герой Социалистического Труда Николай  Геннадьевич  Басов, чье имя сейчас носит школа, и чья подпись как председателя государственной экзаменационной комиссии стоит в моем вузовском дипломе.

Довелось мне общаться и с академиком Андреем Дмитриевичем Сахаровым. Он был одним из разработчиков термоядерного оружия, участвовал в проектировании и разработке первой советской водородной бомбы, но после публикации статьи об опасности термоядерного уничтожения его отстранили от работы на секретных объектах. В 1977-1978 годах я некоторое время проходил у него предпрактику – в период выбора основного научного направления.

- Вы кандидат физико-математических наук, доктор технических наук, доктор экономических наук. Как удавалось находить время для столь разнообразной деятельности?

- В высшей школе физиков поначалу я занимался теорией сверхпроводимости, написал первую научную статью «К вопросу о нестационарном эффекте Джозефсона», которая в 1978 году была опубликована в «Журнале экспериментальной и теоретической физики» – одном из старейших и наиболее авторитетных профильных российских научных журналов. Эта работа была сделана в соавторстве с моим научным руководителем, доктором физико-математических наук, профессором Гелием Фроловичем Жарковым.

Позже я выбрал другое научное направление – физику твердого тела. По нему впоследствии защитил кандидатскую диссертацию.

Приведу пример нашей практической деятельности в МИФИ.

Нальчикский электровакуумный завод, который был «почтовым ящиком», то есть предприятием, работающим на оборонную промышленность, в числе прочих изделий выпускал плюмбиконы (телевизионные передающие трубки с фотопроводящей мишенью), обеспечивающие качественное воспроизведение цветных изображений в передающих камерах для цветного телевидения, а также в тепловизорах (приборы ночного видения) и других устройствах.

Главным инженером НЭВЗ был Константин Алексеевич Гейм – отец лауреата Нобелевской премии по физике, выпускника нальчикской школы №3 Андрея Гейма, которого к поступлению в Московский физико-технический институт готовил талантливый физик, директор лицея для одаренных детей при КБГУ Валерий Гургенович Петросян. (Вот как всё переплетено в нашей жизни и людских судьбах!)

На производстве возникли определенные проблемы, а существовавшие тогда в нашей стране методы технического анализа не позволяли определить причину технологического сбоя. По договоренности с Константином Геймом в Московском инженерно-физическом институте мы эту проблему решили – предложили производственникам внести изменения в технологию на основе анализа многослойных структур по нашей методике.

В период подготовки к защите кандидатской диссертации, когда работы велись на оборудовании, купленном в Японии, мне впервые довелось видеть, как работает японский промышленный менеджмент. Вакуумная установка в какой-то момент вышла из строя, и наши специалисты считали, что работа прервется как минимум на две недели. Однако зарубежные коллеги в тот же вечер заказали необходимую деталь, и к вечеру следующего дня она была доставлена в Москву. Японцы сработали  очень быстро, без привычных нам проволочек и согласований с чиновничьими структурами.

Там где мы сильны, это в мировом сообществе признают, а вот в организации производства зарубежные коллеги более успешны. Пожалуй, и до сих пор.

- После окончания МИФИ с красным дипломом, аспирантуры и защиты кандидатской диссертации не возникло желания остаться в столице?

- Нас готовили к работе не только в Москве и Подмосковье. Свобода выбора предоставлялась в зависимости от темы научной работы, от возможности воплощения проекта в производство. 

В Нальчик я приехал по приглашению генерального директора производственного объединения «Элькор», доктора технических наук, выпускника МИФИ Юрия Гукетлева, заинтересованного во внедрении тех разработок, которые предполагала моя научная деятельность. Юрия Хаджибирамовича почитаю как ученого и великолепного организатора производства. Он пригласил на предприятие более полусотни выпускников ведущих технических вузов страны, обеспечил всех жильем и хорошей зарплатой. И мы, не признавая иных авторитетов, кроме научных, с азартом молодости окунулись в работу. На определенном этапе мне предложили должность главного инженера.

- Правда, что вы были самым молодым главным инженером в системе министерства?

- Да. Любопытна история утверждения меня на эту должность. Порядок был таков: первый этап – согласование в областном комитете КПСС, затем – в Центральном комитете и только потом – на коллегии профильного министерства. В обкоме мою кандидатуру одобрили. Встреча в высшем партийном органе страны была назначена, но меня на нее не пустили. Оказалось, что в моем партбилете не стояла отметка об уплате членского взноса за последний месяц, поэтому вежливый товарищ на Старой площади даже в здание меня не пустил. А по паспорту пройти было нельзя. 

С сознанием своей невольной вины я явился к министру электронной промышленности СССР, Герою Социалистического Труда Владиславу Григорьевичу Колесникову. Созвонившись с работниками аппарата ЦК, он настоял на утверждении моей кандидатуры.

В 80-е годы наше объединение занимало одну из лидирующих позиций в отрасли. «Элькор» был определен как база на Северном Кавказе для создания специального Центра по микроэлектронике. Уже были вложены большие средства в реконструкцию производства, издано постановление партии и правительства о выделении очень крупных сумм на новые разработки в области микроэлектроники, и перед Кабардино-Балкарией открывались большие перспективы, но в связи с распадом Советского Союза важный для Северокавказского региона план не был реализован.

- Доктором технических наук вы стали в 35 лет. Первым из ученых Кабардино-Балкарии вошли в состав Академии технологических наук РСФСР, в 37 лет стали ее членом-корреспондентом и руководили региональным отделением. Сейчас такой академии не существует. С какой целью она создавалась и почему сейчас не действует?

- Академия технологических наук была учреждена правительственным постановлением в 1990 году как первая отраслевая академия в РСФСР. Она создавалась с целью развития новых высокоэффективных конверсионных и информационных технологий для ключевых отраслей экономики. В 1992 году указом Бориса Ельцина российскому правительству предписывалось осуществить необходимые меры по обеспечению деятельности АТН, ее международных и региональных центров, в числе которых упоминалось и Кабардино-Балкарское отделение.

Однако уже в 1994 году деятельность Академии была перепрофилирована исключительно под организацию конгрессов, посвященных нефтяным и газовым технологиям (как приносящим реальные деньги), и вскоре ее исключили из списка отраслевых академий. В Россию из-за рубежа хлынули товары, произведенные по западным технологиям, и далеко не всегда качественные.

- В 1991 году вы дали интервью газете «Кабардино-Балкарская правда», где были такие слова: «Сейчас много разговоров о помощи зарубежья. На этот счет у меня такая точка зрения. Лучше надеяться на свои силы. Помощь не будет бескорыстной. Опасаюсь того, что иностранные фирмы постараются размещать у нас то, что не очень экологически чистое, что запрещено у них. Хотел бы ошибиться в своих предположениях, но… вряд ли».

- Спасибо, что об этом вспомнили.

- И вдруг через десять лет вы  ушли в совершено иную сферу деятельности – на государственную службу. А работа в реальном секторе экономики и обязанности чиновника сильно разнятся. Как вы ощущали себя в новой ипостаси? 

- Чувствовал себя достаточно комфортно, поскольку экономику в нашем техническом вузе преподавали великолепно. Конечно, на новой должности пришлось многому учиться, расширять диапазон взаимодействия с органами власти, но моя уверенность объяснялась опытом управления десятитысячным производственным коллективом, наличием ситуаций, при которых приходилось принимать очень ответственные решения.

Продолжая перечислять людей, которые оказали на меня большое влияние, хочу вспомнить первого президента Кабардино-Балкарской республики Валерия Мухамедовича Кокова. Мое личное с ним знакомство состоялось в период последней кампании по выборам народных депутатов Верховного Совета РСФСР, которые состоялись в марте 1990 года.  Я был в отъезде, когда мою кандидатуру выдвинули трудящиеся Нальчикского завода полупроводниковых приборов.
Незадолго до распада СССР политическая ситуация в нашей в стране была напряженной, надо было особенно внимательно относиться к соблюдению национального паритета в органах власти. Анализ весьма непростой предвыборной ситуации показывал, что баланс по составу зарегистрированных кандидатов в депутаты будет соблюден, если я сниму свою кандидатуру. 

Для беседы по столь деликатному вопросу тогда и пригласил меня первый секретарь Кабардино-Балкарского обкома КПСС Валерий Коков. Мы общались около часа, обсудили ряд тем, не связанных с выборами. Поняв, что я воспользуюсь правом самоотвода, Валерий Мухамедович вспомнил кабардинскую пословицу, смысл которой заключается в том, что нужный момент пока не настал: «Узэфэн псыр иджыри къэжакъым», в вольном переводе – «В реке еще нет воды, которую ты выпьешь».

В общем, как я полагаю, интерес к моей скромной персоне у президента республики возник еще в 1990 году, а через пару лет, после того как Валерий Коков стал президентом республики, меня назначили на должность председателя Госкомитета КБР по управлению государственным имуществом.   
 
 Вскоре после распада СССР на фоне войны в Чечне могла «вспыхнуть» и наша республика. В сентябре 1992 года около двух недель обстановка в Нальчике была крайне опасной. Из-за возникших беспорядков Валерий Коков был вынужден ввести режим чрезвычайного положения – с целью сохранения конституционного строя и снижения социальной напряженности. Однако митинги в центре города, перед Домом Советов продолжались, радикально настроенные оппозиционеры требовали отставки президента. Среди них было значительное число сторонников силового решения вопроса. В ходе беспорядков были ранены милиционер и гражданские лица.

27 сентября до поздней ночи велись переговоры с митингующими. Большинство участников экстренного совещания, созванного в Доме Советов, считали возможным использование в данной ситуации войск. Однако оружие против митингующих применено не было.

- Не секрет, что на том историческом совещании даже женщины высказывались за разгон оппозиционеров. Мнение, противоположное общему, выразили только вы, несмотря на то, что недавно приступили к работе в органах государственной власти республики. Чем аргументировали?

- По обе стороны конфликта – наши братья, родственники, друзья, соседи. Нельзя допустить вражды между ними. Я полагал, что каждый должен еще раз предпринять попытку поговорить со своими родственниками, со старейшинами, убедить их в возможности мирного решения вопроса. Некоторые из присутствующих пытались оказывать на меня давление, но время нас рассудило. А тогда Валерий Коков сказал: «Я услышал всех. Мне принимать решение». Утром он распорядился принять все возможные меры для урегулирования ситуации без применения силы.

- Докторскую по экономике защитили именно в период работе в федеральных и региональных органах государственной власти?

- Да, в годы работы в республиканском правительстве я преподавал в нальчикском филиале Ростовского государственного экономического университета (РИНХ), ректором которого был доктор экономических наук, профессор Геннадий Николаевич Кузнецов. 

В 2000 году Министерством образования РФ мне был выдан аттестат профессора по кафедре финансового права и налоговой политики. С ростовскими коллегами, которые входят в число ведущих российских специалистов в области региональной экономики, я продолжаю работать и в настоящее время.

- Прошло почти три  года со дня назначения вас на должность ректора. Что из намеченного удалось сделать? Как вы восприняли переход из власти в сферу образования?

- Считаю, что человек не должен засиживаться на одном месте. Трудовая деятельность предполагает не только профессиональный и карьерный рост, но и поиск новых интересов.  Судьба распоряжалась так, что мне удавалось менять направление деятельности даже в рамках одной должности. Это позволяло расширять кругозор, вникать в ранее незнакомые проблемы, совершенствовать управленческие навыки.

- Ректором вы могли стать еще в 1994 году, когда вашу кандидатуру одобрили все члены совета при президенте КБР. Однако, на эту должность был избран Барасби Карамурзов.

- Барасби Сулейманович – доктор технических наук, профессор и мой коллега, специалист в области физики твердого тела. Он успешно работал ректором в течение двух десятилетий и в настоящее время активно участвует в жизни университета, являясь его президентом.

В 1994 году я действительно претендовал на должность ректора, но Валерий Мухамедович Коков на следующий день после заседания президентского совета  сказал: «Поздравляю, ваша кандидатура поддержана. Но не радуйтесь – она не утверждена. Максимум, на что вы можете рассчитывать, это отпуск, и то кратковременный. Вы необходимы в качестве первого заместителя председателя правительства. Оставайтесь на этой должности».
 
Можно соглашаться или нет со сторонниками теории о предначертанности жизненного пути, но факты моей биографии на их стороне – через двадцать лет в должность ректора университета я вступил также при поддержке руководителя республики, и тоже Кокова…

Генерал-полковника Юрия Александровича Кокова депутаты парламента нашей республики единогласно избрали главой КБР 9 октября 2014 года, а через девять месяцев я был утвержден в должности ректора Кабардино-Балкарского государственного университета. Юрий Александрович согласился возглавить попечительский совет КБГУ, определяющий его приоритетные направления развития, и постоянно оказывает поддержку университету. В состав этого совета входят академики РАН Владимир Фортов, Ренат Акчурин, общественный советник главы КБР по вопросам казачества Михаил Клевцов,  заслуженный деятель науки РФ Петр Иванов,  в течение долгого срока возглавлявший Кабардино-Балкарский научный центр РАН, другие замечательные люди.

- Благодаря чему удается сохранять жизнеспособность на фоне сокращения финансирования всего и вся?

- Приходится изыскивать дополнительные, внебюджетные источники финансирования.

Среди студентов, принятых на обучение в вуз в 2017 году, примерно половина обучается за счет бюджетных средств, остальные – на коммерческой основе. Показатель «пятьдесят на пятьдесят» – это достаточно устойчивая конфигурация. На коммерческой основе учатся  граждане из Сирии, Иордании, Турции, Йемена, Судана, Ирака, Ирана, Иордании, Индии и других государств. Также ученые, исследователи нашего вуза сотрудничают с передовыми промышленными структурами Российской Федерации, оказывая им услуги по разработке и внедрению новых видов продукции, использованию нанотехнологий. 

- Какие у вас сложились отношения с сотрудниками? Помогает ли опыт, полученный в период работы в правительстве? Вы – сторонник коллективных или единоличных решений?

- Коллективом я доволен – он высокопрофессиональный, сплоченный, заинтересованный в результатах труда. Регулярно советуясь с управленцами и профессорско-преподавательским составом, анализирую текущую ситуацию и только после этого принимаю решение. Иногда вопрос решается коллегиально, нередки случаи, когда приходится брать ответственность на себя. Если понимаешь, что это единственно верный вариант, надо иметь смелость действовать решительно.  Причем надо стараться убедить коллектив в своей правоте, чтобы обрести верных сторонников и эффективно управлять. 

В отношении моего опыта работы в федеральных и региональных структурах власти могу сказать, что это не только дало мне четкое понимание социально-экономической ситуации, но и обеспечило контакт со всеми структурами власти, что я считаю одним из своих преимуществ.

Университет мы рассматриваем как драйвер экономического развития Кабардино-Балкарии, население которой составляет около 860 тысяч человек. Своими научными разработками, внедрением новых технологий, высокопрофессиональным кадровым потенциалом вуз должен оказывать существенное влияние на динамику промышленного и сельскохозяйственного производства, и наша задача – синхронизировать этапы развития КБГУ с тенденциями развития региональной экономики.  Следует учитывать, что КБГУ входит в пятерку крупнейших налогоплательщиков республики.

-  Чем отличаются современные студенты от студентов 70-х годов, когда вы учились в вузе?

- Креативностью, широтой взглядов и межличностных контактов, глобальным мышлением. В свое время мы получали конкретные знания, а, став дипломированными специалистами, – гарантированное государством рабочее место. 

Сейчас молодому человеку приходится самостоятельно анализировать ситуацию, ориентироваться на рынке труда и в большинстве случаев самостоятельно находить себе работу, хотя в нашем университете действует Центр последипломного трудоустройства.

-  Какой из реализованных в жизни проектов вы считаете особенно важным?

- По-моему, самое важное достижение – это хорошее образование.  Мне не доводилось ощущать неловкость из-за недостатка знаний или неспособности освоить новые области деятельности. Всегда понимал, что, приходя на новую должность, смогу быстро вникнуть в суть работы, освоить необходимый объем профильных знаний, справиться с должностными обязанностями.  Вкус к учебе сохранился.

Получить хорошее, качественное образование я желаю всем молодым людям. В информационном обществе надо быть многозадачным, многогранным, развиваться на разных жизненных этапах и постоянно учиться. Легко обучаемый человек всегда перспективен.

- И в завершение небольшой «блиц». Что вас радует, доставляет удовольствие? Есть ли у вас хобби?

- В юности увлекался борьбой. С началом трудовой деятельности спорт перестал для меня иметь прежнее значение, хотя даю себе физическую нагрузку ради здоровья.

Всегда много читал, благодаря хорошей памяти легко запоминал стихи, и сейчас при случае цитирую любимых поэтов – Гамзатова, Есенина и других.  В молодости бывал на встречах с выдающимися поэтами и писателями – Алимом Кешоковым, Кайсыном Кулиевым.

Из московских театров любимыми были Таганка, Вахтанговский. Студентами мы ходили на Михаила Ульянова, Юлию Борисову, других знаменитых артистов. Стояли до утра в очереди за билетами в театры.

А сейчас мое хобби работа. 

- Можно ли назвать вас баловнем судьбы?

- Всю жизнь только труд является главной основой моих личных достижений, ведь по восточному календарю я родился в Год лошади, значит, трудоголик.  В этом плане я старомоден – мне интересно работать.

- Еще гороскопы утверждают, что люди, родившиеся в Год лошади, – хорошие управленцы,  по натуре жизнерадостные авантюристы.

- Наверное, отчасти так и есть.

- Ваш жизненный девиз?

 – Не сотвори себе кумира.

- Ваше профессиональное кредо?

- Готовить молодых лидеров. Современная действительность требует умения смело, аргументированно защищать свои позиции, быть последовательным и добиваться этого от других. Под прессингом административного ресурса мы часто боимся высказывать свои мысли, но жизнь доказывает, что выигрывает тот, кто, определив цель, упорно движется к ее достижению. Дорогу осилит идущий.

- К чему вы стремитесь?

- К интересной жизни.

- Продолжите мысль: Я счастлив, потому что…

- ...живу. И благодарю Всевышнего за такую возможность, за дарованное здоровье и радость бытия.

Ирина Богачёва.
Фото Кабардино-Балкарского госуниверситета.



Валерий Зеренков — Я советский, и мне не стыдно в этом признаться

– Валерий Георгиевич, одного взгляда на вашу биографию достаточно, чтобы понять: вы хорошо знаете, что такое быть на «передовой» и нести ответственность за других людей, будь то коллектив предприятия или жители Ставропольского края. В этом году вы отметите 70-летие. И вот недавно стали советником руководителя Ставропольского центра стандартизации, долгие годы возглавляемого вами. То есть, все же пришло время отойти от активных дел?

– Да, наступает срок, когда надо передавать эстафету продолжателям своего дела. А должность советника позволяет мне трудиться, может быть, с меньшей интенсивностью и ответственностью. Признаюсь, нелегко привыкать к этому. Более пятидесяти лет работа занимала почти все мое время, и представить себя без дела, все время проводящим дома, я просто не могу. Но, к сожалению, врачи предупредили: пыл нужно умерить, думать о своем здоровье. Потому хочу по-прежнему быть полезным, востребованным, и возможности для этого есть. 

Но в том, что сейчас отошел, как вы сказали, от активных дел, есть и свои плюсы. Я, наконец-то, имею возможность уделить больше внимания внукам (а у меня их семеро), общению с семьей, путешествиям, каким-то делам, до которых раньше «руки не доходили». 

– Вспомним некоторые жизненные этапы. Как вы восприняли свое назначение на губернаторский пост в мае 2012 года? Для вас это стало неожиданностью?

– Да, конечно. Я в этот период активно занимался депутатской деятельностью, было много планов. Ведь я баллотировался в Государственную Думу от партии «Единая Россия», с легкой руки Игоря Ивановича Сечина, который отвечал за ход выборов в Ставропольском крае.  Работа в высшем законодательном органе страны давала возможность решения многих проблем. Но, как известно, в статусе депутата удалось поработать всего полгода.

Меня срочно вызвали из Франции, где в составе российской парламентской делегации принимал участие в заседании ОБСЕ. Все было как во сне: меня пригласил Игорь Иванович Сечин, потом были беседы с Владимиром Владимировичем Путиным (он в то время был председателем Правительства РФ) и Дмитрием Анатольевичем Медведевым – Президентом России. 

Я до последнего не знал, о какой должности идет речь. Поэтому звонок президента стал для меня полной неожиданностью: он  позвонил в тот момент, когда я с супругой наводил порядок на могиле отца – кадрового офицера, бывшего фронтовика. Дмитрий Анатольевич сказал, что подписал указ о моем назначении исполняющим обязанности губернатора Ставропольского края. «Не жалейте себя для людей», - сказал он. Через два дня на заседании Думы края единогласным решением депутатов я был наделен полномочиями губернатора. 

С первых дней работы главными приоритетами и для меня, и для всей управленческой команды, безусловно, были благополучие и стабильность жителей края. Для достижения этой цели все усилия были сконцентрированы на консолидации политических сил. Я понимал, что надо наводить порядок на местах. Ведь в то время претензии были не столько к власти краевой, сколько к руководству низового звена. Отдача от работы муниципалитетов должна быть весомее. Вот, к чему я стремился и призывал всех, кто работал со мной. Считаю, что многое у нас получилось. 

Руководством страны среди прочего была поставлена задача по налаживанию отношений с полпредством и руководителями соседних республик. Эта задача была тоже успешно решена. Правительство края получило поддержку полномочного представителя Президента России в СКФО Александра Хлопонина, нормализовались и межнациональные отношения.

– Понятно, что жизнь внесла коррективы в планы. Но тем не менее, вы довольны тем периодом?

–  Мне важно осознавать, что удалось наладить реальный контакт с людьми. Они в меня верили, я это видел. Потому на часто задаваемый тогда вопрос журналистов о том, готов ли я участвовать в предстоящих выборах главы Ставрополья, отвечал так: если президент скажет, пойду. И люди, без сомнения, поддержали бы меня в то время. 

Мы активно работали над увеличением экономического потенциала региона, обеспечением бюджетной стабильности, развитием социальной отрасли. Но, вместе с тем, не забывали и о духовной составляющей жизни ставропольцев. Вспомните, чин освящения восстановленного Казанского кафедрального собора в Ставрополе – главного духовного символа краевого центра – совершил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, побывавший в нашем крае впервые. Кстати, в мою бытность председателем Государственной Думы края, на открытие и освящение памятного креста на месте будущего храма приезжал Патриарх  Алексий II.

Задач и планов было много. Но в 2013 году, к сожалению, меня подвело здоровье. В мае и июне почти подряд случились два инсульта. Врачи сказали однозначно: если хотите еще пожить, делайте выбор между работой и здоровьем. И поверьте, он был нелегким, я долго думал: очень не хотелось подвести президента страны и людей, поверивших в меня, не оправдать их надежд...

– Не могу не спросить о том периоде, когда вы были председателем Государственной Думы Ставропольского края. Девяностые годы не зря называют «лихими»: нормативная база не поспевала за стремительными переменами в стране и обществе. Тем не менее, несмотря на неимоверные сложности, первая Дума достойно справлялась со своими задачами, депутаты были близки к избирателям, хорошо понимали их нужды.

– Считаю, что первому составу краевой Думы не в чем себя упрекнуть. Состав подобрался исключительно сильный: из 25 депутатов было 9 глав районов, юристы, руководители–хозяйственники, которые не понаслышке знали ситуацию в крае в то время. Кто лучше них понимал реальное положение дел на местах, и каких законов требует ситуация в первую очередь? И хотя лишь немногие депутаты к началу работы краевого парламента имели понятие о законотворчестве, они быстро постигали эту науку. Это напрямую сказалось на той огромной, сложной и не всегда благодарной работе, которую делали действительно народные избранники. 

Отмечу, что на постоянной основе работали всего четыре депутата, у председателя был только один заместитель. Партийных списков тогда не существовало. Депутаты избирались по одномандатным округам, и ответственность на них ложилась очень серьезная. Потому каждый закон рождался осознанно, после консультаций со специалистами различных областей экономики, не для абстрактного региона, а для родного края, с учетом его особенностей и традиций. Да, как я уже сказал, многому приходилось учиться, но самое главное – мы вошли в число лидеров законотворчества в России, сумев объединить в интересах населения края обе ветви власти для одной цели – достижения благосостояния и высокого качества жизни людей.

– Вы сказали о том, что получалось работать в тандеме с исполнительной властью. Вас не упрекали, что депутаты были, скажем так, ручными?

–  Ручные… Да такого и понятия-то не было. Там были такие характеры, что «приручить» их никто не смог бы. И карманной Дума точно не стала. Хотя попытки подмять под себя новорожденную ветвь власти были. 

Помню, как наши депутаты отправились в Кузбасс к моему коллеге, председателю Законодательного собрания Кемеровской области Аману Тулееву для обмена опытом. Но приехали разочарованными – противостояние исполнительной и законодательной власти мешало конструктивному развитию региона. Я же видел в то время главной задачей депутатского корпуса как раз обеспечение стабильной работы исполнительной власти. А это было далеко не просто: нам выпало сотрудничать с тремя губернаторами – Евгением Кузнецовым, Петром Марченко, Александром Черногоровым. С каждым из них я всегда искал компромиссные решения спорных вопросов. 

Это было только на пользу краю. Ведь вспомним, что тогда творилось в экономике. В те времена, на пике инфляции, зарплаты были мизерные, потребительская корзина была выше пенсий и зарплат учителей, врачей, инженеров… Статистические отчеты не радовали, фиксируя спад в промышленности, сельском хозяйстве, растущие суммы невыплаченных зарплат и пенсий. Более того, край стал пограничным регионом, куда из Чечни и других северокавказских республик устремились беженцы и вынужденные переселенцы, проблемы которых тоже надо было решать. Потому люди ожидали от депутатов конкретных дел. Надо было думать, как предотвратить сползание в пропасть, как наладить жизнь в условиях беспорядочной переходной экономики. Это можно было сделать только в согласии между двумя ветвями власти. Раздрай делу точно не помог бы, а лишь усугубил бы ситуацию.
 
Сложились у нас деловые взаимоотношения и с Федеральным Собранием Российской Федерации, хотя часто нам приходилось отстаивать интересы региона по вопросам, которые Москва в упор не видела. Особенно это касалось проблем миграции, возрождения казачества и безопасности приграничных районов края.
С высоты прожитых лет могу сказать, что мы тогда оправдали ожидания людей. Искренне благодарен аппарату Государственной Думы Ставропольского края, насчитывавшему 56 человек, он качественно и на высоком профессиональном уровне работал в те годы. Не скрываю, были советчики, предлагающие избавиться от кадров, что я получил «по наследству» от краевого Совета народных депутатов. Но я всегда слушал только свою интуицию. И не ошибся: оценивал людей исключительно по деловым качествам, в итоге не уволил ни одного специалиста. И ни разу не пожалел об этом, потому что работал аппарат слаженно и высокопрофессионально.

– Интересно узнать, какие законы были приняты в первую очередь.

– В общем-то, дело не в конкретных законах. Нормативная база не отвечала нуждам постперестроечного общества, и приходилось буквально на марше ситуацию исправлять. За что ни возьмись, все было впервые. Потому главное – был заложен фундамент регионального законодательства, созданы предпосылки для стабильного развития края. За четыре года было принято более тысячи правовых актов, в том числе – около двух сотен законов. 

С первых дней работы мы старались охватить все ключевые сферы жизни – бюджетную, социальную, аграрную, молодежную, поддержку малого предпринимательства. Так, очень важным шагом было принятие законов о налоговой и бюджетной политике, о казачестве (ох, сколько противников было!), о молодежной политике, создание концепции местного самоуправления. Как известно, муниципальная реформа, осуществляемая в России в настоящее время, была обкатана именно на Ставрополье. 

Как потомку казачьего рода мне приятно то, что первый созыв депутатов краевой Думы имел самое непосредственное отношение к возрождению казачества на Ставрополье. Был образован фонд поддержки казачества, принят пакет документов по льготному налогообложению казачьих предприятий, предоставлению земельных участков казачьим обществам. А в Кочубеевском районе фактически построен поселок для казаков – вынужденных переселенцев из Сунженского района Чечни.

Именно первая краевая Дума принимала Устав края, утверждала герб и флаг Ставрополья. После нас пара десятков регионов приняли уставные документы, взяв как образец наши. Депутатами первой Думы разработана и церемония вступления в должность губернатора Ставропольского края. Кто бы тогда знал, что через некоторое время я стану непосредственным участником этой церемонии, и уже мне будут вручать символы власти: штандарт и нагрудный знак.

– Высокие должности всегда окутаны слухами и домыслами. Люди любят объяснять причины чужого успеха чьим-то содействием и покровительством. Про вас можно сказать «сделал себя сам»? Или есть те, кто оказал влияние на вашу карьеру?

– Знаете, больше всего мне помогло именно то, что в свое время я научился хорошо работать. В казачьей семье всегда были строгие правила. На них строилась семья моих родителей. Главная заповедь – всего добиваться упорным трудом. Отец, офицер-пехотинец, прошел всю войну. К сожалению, слишком рано покинул этот мир. Нет в живых и мамы, которой я безмерно благодарен за то, что всю свою жизнь она посвятила мне и моим детям. Именно родители воспитали во мне целеустремленность, ответственность, способность работать с полной отдачей, любить свою семью, ценить дружбу и хранить преданность своей земле, своей Родине. 

Быть руководителем – очень трудно. И если кому-то кажется, что я «хватал звезды с неба», то это совсем не так. Прежде чем хорошо работать головой, я долго работал руками, поэтому знаю цену и хлебу на столе, и человеческим отношениям. Кажется, только вчера я шестнадцати лет пришел учеником автоэлектрика в «Автоколонну №1202». Это был 1964 год. Поверьте, наверное, не от хорошей и сытой жизни. Надо было помогать родителям. 

В 1967 году я был призван в армию, а по возвращении работал аппаратчиком, автоэлектриком-аккумуляторщиком на Ставропольском мясоконсервном комбинате, старшим мастером, начальником цеха на заводе автоприцепов, начальником производства в автоколонне, заместителем управляющего трестом, директором нефтебазы, возглавлял пассажирское автотранспортное предприятие.  Восьмидесятые годы ознаменовались перестройкой, и вот новое  веяние: на предприятиях стали выбирать директоров. Я смог ощутить это на себе в полной мере, потому что на альтернативной основе был избран директором Ставропольского объединения пассажирского автотранспорта, а это пять с половиной тысяч сотрудников! При этом и партийный билет нужен был, только получить его легче было человеку «от станка», чем руководителю. Такие были установки. 

В 1989 году я возглавил исполнительный комитет Октябрьского районного Совета народных депутатов, в 1991-м стал главой администрации Октябрьского района, за который болею душой и сегодня. Все, что было в моих силах, я отдавал району, стараясь сделать его лучшим: ремонтировались школы, жилье пенсионеров, благоустраивались улицы, рождались праздники, ставшие теперь доброй традицией… Потому, когда пришел в краевую Думу, я хорошо знал, что люди в первую очередь будут задавать вопросы про то, насколько мы сможем обеспечить им комфортную и безопасную жизнь.

– Проблемы социальной политики в последние годы власти называют приоритетными. Стало что-то делаться для улучшения демографической ситуации, медицинского обслуживания, профилактики заболеваний, в том числе за счет приобщения молодежи к спорту и т.д. Между тем, в Ставропольском ЦСМ под вашим руководством всем этим вопросам внимание уделялось давно.

– Я не устаю повторять, что человек должен идти на работу и с работы в хорошем настроении. Если решены его социальные проблемы, он будет работать с большей отдачей. От этого выиграет и предприятие, и сам человек. В нашем коллективе поощрялся отказ от курения и отсутствие листков временной нетрудоспособности, а за рождение в семьях детей сотрудники получали весомые премии. Прекрасный спортивный зал, оборудованный тренажерами, столовая, где комплексный обед стоит и сегодня не дороже 20 рублей. Многие называют это советскими подходами, ведь сейчас на первый план выходит прибыль. Но для меня самое главное, что люди видят реальную заботу, а потому и растут производственные результаты.

– А вы по своей ментальности советский человек?

– Да, однозначно, и мне совсем не стыдно в этом признаваться. Тогда ценилась ответственность и добропорядочность, это ставилось во главу угла при оценке человека. Я уходил на пенсию отнюдь не владельцем заводов, газет, пароходов. В мыслях не было что-то поиметь от должности. Когда работал директором автопредприятия, выделялось жилье, подошла и моя очередь. Тогда было уже двое детей, и мы ютились в однокомнатной квартире, но уступил диспетчеру, который нуждался больше. В свое время купил участок со старенькой избушкой и на его месте построил дом, где живу и сейчас.

– Вы жалеете о чем-то, не хотели бы (если бы было возможным) что-то изменить, прожить жизнь по-другому?

– Никогда ни о чем не жалею. Прожить жизнь «на черновик», а потом переписать заново нельзя. Даже если были ошибки и промахи. Без них человеку невозможно достичь успеха. Это жизнь. Я не увлекаюсь ни рыбалкой, ни охотой. Считаю, что это время лучше потратить на полезную  работу, семью, внуков. Учу их, как и своих детей, достойно идти по жизненному пути. Дети – самое главное в жизни, именно они помогают осознать, что жизнь прожита не зря. А еще – нужна вера. Вера в Бога, вера в свои силы. Без веры жить невозможно.

Беседовала Юлия ЮТКИНА. 
Фото из личного архива



Пётр Марченко — На красивые сказки времени не было

Его, как и отца, назвали Петром, что с древнегреческого переводится «скала», «утес», «камень». О такую «скалу» много проблем разбилось, которые в свое время казались трудноразрешимыми. Стать героем Википедии не каждому дано. Эта большая энциклопедия Интернета рассказывает о нем, как о втором  человеке, возглавлявшем администрацию края в новейшее время. 

Сегодня он  - депутат краевой Думы. Дискуссии, особенно на заседаниях думских комитетов, порою случаются жаркие. Тем более, когда речь идет о бюджетных приоритетах или сложностях правоприменения. Петр Марченко  всегда имеет свою точку зрения, «не сваливаясь» при этом в популизм. Политическое кликушество  ему не  свойственно. В любой самой сложной ситуации, а таковых в его жизни было предостаточно, сохраняет спокойствие и достоинство. Не паниковать надо, а заниматься делом — главный его принцип.  

Немаловажное значение имеет тот факт, что жизненную закалку Марченко получил на строительной площадке. В 70-80-е годы прошлого века, когда молодой человек после службы в армии  начинал трудовую биографию в качестве рядового прораба, и позже, когда уже занимал в Домостроительном комбинате Ставрополя  последовательно должности главного строителя, главного инженера и, наконец руководителя предприятия, перед отраслью стояла достаточно сложная и социально значимая задача -  в короткие сроки решить жилищную проблему. Не хватало строительных материалов — соответственно  проваливались по срокам строительства... Поэтому ставка была сделана на создание непрерывного цикла производства.  В итоге ДСК совместил  две функции — производство необходимых для строительства железобетонных панелей, лестничных пролетов, потолочных перекрытий и собственно возведения многоквартирных домов. Тогда в Ставрополе появились первые десятиэтажки. Прорыв в строительстве в краевой столице случился именно при его непосредственном участии. Тогда   многие ставропольские семьи  переехали из коммуналок или тесного и без удобств жилья в благоустроенные квартиры.    
- Если надо, и штурмовали, - вспоминает Петр Петрович. -  Помню, бригадиры монтажников Михаил Дорохов, плотников — Петр Доценко выводили своих людей, если была  такая необходимость, и в выходные дни. И инженерный состав отдыхал не всякий праздник. Плановые сроки сдачи дома в эксплуатацию срывать было не принято. Знаете, есть такая порода людей, которых не испортишь, потому что иначе как компетентно и добросовестно относиться к своей работе не умеют. Да и во власти были такие, как я их называю, закоренелые хозяйственники, штучный товар, которых отбирает история, в том числе в партийных органах КПСС. И дело двинулось. Выросли в краевой столице  новые жилые кварталы. Территория города тогда значительно расширилась.    

Надо отметить, что и сам Петр Петрович есть тот самый штучный товар советского времени, которому мы по сей день многим обязаны. Карьера Марченко, как показывает жизнь, зачастую развивалась как бы и не по его воле. Его профессионализм и талант руководителя ценили, поэтому и бросали на прорыв, туда, где требовалось спасать, поднимать с колен, достигать успеха. Партийный билет в кармане исключал отказ. Да, собственно, Петр   Марченко и без того не из робкого десятка, и трудности только добавляли ему дерзости и собранности. В  конце 80-х он за три года  вытащил из экономического провала трест «Кавминкурортстрой». На слова скупился, на дела - нет.  

Предприятие стало рентабельным, и его организаторские способности потребовались, образно говоря,  на «новых линиях фронта»...  Делами в краевой столице ему поручили заниматься уже не в качестве строителя. В  должности  председателя горисполкома  досталось курировать не только строительство и другие отрасли экономики, но прежде всего заботиться о благосостоянии горожан. Картофель, капусту для населения тогда завозили главным образом из соседних регионов, тогда как на плодородной ставропольской земле можно было обеспечить людей собственным продуктом, причем не только «вторым хлебом». 

В бытность его градоначальником рвануло вперед  дачное строительство. Люди брали земельные участки, обустраивались и выращивали необходимые для семьи овощи и фрукты. Учитывая, что  случился дачный бум  в последние три года перед распадом СССР и собственно всей советской системы, то земля-кормилица еще долго спасала ставропольчан от голода и безденежья в те времена, когда процветал бартер, не выдавали вовремя заработную плату и даже пенсии. Времена наступали все более жесткие, что неизбежно при любой перестройке, особенно если перемены кардинальные, связанные с изменением общественного строя. Мы  далеко  не плавно, а с болью и потерями двигались в рыночную экономику. 
   
В переломном 1991 году первый губернатор Ставрополья, если быть точнее,  глава администрации региона, Евгений Кузнецов пригласил Марченко, потенциал которого ему был хорошо известен, в свои заместители. Многие сегодня признают, что по сравнению с предыдущими годами в начале 90-х власть предержащим впору было засчитывать год за три. Кузнецов вынужден был отправлять своих замов по городам и весям страны, чтобы добывать горючку для АПК, менять продукты на необходимые краю промышленные товары.  В этой административной «мясорубке» активное участие принимал и Петр Марченко.
Большую головную боль  доставляли проблемы ЖКХ, отрасли, как и все, находившейся на перепутье. Напряженно искали  грамотные решения, аргументы, чтобы убедить руководителей предприятий,  что в условиях галопирующей инфляции очень важно удерживать тарифы на доступном для населения уровне. Другое достижение губернаторской команды при непосредственном участии нашего героя - удалось не допустить роста цен на хлеб.  Закупали зерно за счет бюджета, находили места для хранения, в итоге себестоимость булки  была ниже, чем если бы хлебопекарные предприятия покупали бы сырье на рынке. 
Это трудно представить, но именно в девяностые рванула вперед газификация сельских населенных пунктов. Отрасль в краевом правительстве курировал Петр Марченко. Газификация ставропольской глубинки была одной из пунктов программы поддержки восточных районов края. «Голубое топливо» получило большее число поселений, чем в годы относительного советского благополучия. И это на фоне общей стагнации экономики.

Захват бандитами Шамиля Басаева летом  1995 года Буденновска стал переломным для края во многих отношениях. В том числе трагическое событие поставило точку в карьере Евгения Кузнецова. Как водится, крайний в этой ситуации должен был быть  найден. Руководителя края отправили в отставку. Без подковерных игр вокруг освободившегося кресла не обошлось… Марченко в них не участвовал.  

Однако именно его срочно вызвали в Москву к премьер-министру России  Виктору Черномырдину. Встреча была вечером, а уже утром президент Борис Ельцин подписал Указ о его назначении на должность uлавы краевой  администрации. В Википедии говорится, что вторым губернатором Ставрополья стал Петр Марченко. Формально это неправильно, ибо не было еще такой должности, а по сути, пожалуй, верно.  Если учесть меру ответственности за происходящее в крае.

Надо было, не считаясь со временем,  преодолевать последствия шока, связанного с басаевским нападением, заниматься проблемами, периодически возникающими на границе с сопредельной Чечней, вызволять попавших в чеченский плен, участвовать в улаживания конфликта между Северной Осетией и Ингушетией, что не отменяло текущих дел в экономике и социальной сфере.

- Вместе с секретарем совета безопасности РФ Александром Лебедем по заданию президента Бориса Ельцина, - говорит Петр Марченко, -  участвовал в урегулировании чеченского и осетино-ингушского конфликтов. Была тогда создана постоянно действующая комиссия, которая была нацелена на  строительство межнационального согласия. Мы сумели добиться, чтобы в совместных   мероприятиях принимали участие не только представители сопредельных республик, но также руководители Кубани, Ростовской области. Самые толковые и действенные идеи, что  надо сделать, чтобы на Кавказе установился мир, рождались именно при таком расширенном  мозговом штурме.

Его год с небольшим на первой должности в крае не был простым. Советская система  развалилась, а новое создавалось с трудностями. Людям хотелось видеть впереди красивые перспективы, верить, что происходящие невзгоды в скором времени уйдут, и все вернется на круги своя.

- А я говорил  жесткую правду, - вспоминает Петр Петрович. - Иначе нельзя было строить будущее. Ибо в экономике наступал провал, так что по некоторым позициям мы даже стали отставать от республик. На красивые сказки времени не было.  

Собственно, это и есть ключевые слова, если анализировать причины, почему, несмотря на планов громадье и понимание стоящих перед краем задач,   в октябре 1996 года на первых выборах губернатора края Марченко проиграл. Хотя успех все прочили именно ему как действующему руководителю края и человеку дела. Люди, однако,  проголосовали за Александра Черногорова, пришедшего во власть под коммунистическим знаменем, потому что  тосковали по прежним порядкам, когда все было понятно и предсказуемо: неслучайно наш край политологи относили к «красному поясу». Другое дело, что позже  избранный губернатор сменил политический окрас. Но то уже дела минувших дней. 

Петру Марченко есть  в кого быть крепким мужчиной, умеющим отвечать  за свои слова и не пасующим перед трудностями. Отец, когда началась Великая Отечественная война, несмотря на свои 17 лет, рвался на фронт. В военкомате отказали, поступил в 1941 году на  военные курсы. А через несколько месяцев  уже в звании младшего лейтенанта принял участие в боевых действиях. Несколько раз был ранен, награжден двумя орденами Отечественной войны,  орденом Красной Звезды. Жену Веру Петр Алексеевич тоже нашел на войне:  она делала ему операцию в госпитале  и так крепко запала в сердце, что через год, в 1945-м,  офицер отыскал девушку. 

Когда в 1950 году он вернулся со службы домой, выяснилось, что никакой гражданской профессии у него нет. Предложили  учебу в военной академии в Москве, не согласился: не захотел бросать семью надолго, и без того разлуки были слишком частыми, хотелось больше побыть с родными людьми.  Мама  Вера Аркадьевна, военный хирург,  умерла рано от спазма сердца. Как сказали врачи, причиной могла быть частая сдача крови для раненых, которых она лечила на фронте. Не  умели родители жалеть себя и делать что-то вполсилы. 

Петр Петрович по сей день помнит слова отца: «Будь честным и старайся с любовью относиться к окружающим тебя людям. Даже на фронте это жизненное правило не подводило. Если тебе плохо, товарищи помогут. А если ты негодяй, как ни прячься, все равно аукнется…»

Жену Марину Петр встретил в Куйбышеве (ныне называется по-старому - Самара) в 1972 году, куда молодых лейтенантов Приволжского военного округа собрали на обкатку новой техники.  Приметил симпатичную девушку на пляже, захотелось познакомиться.  После года переписки сделал предложение. Сегодня двое взрослых детей, четверо внуков. Большая дружная семья, которая с нынешним темпом жизни не так часто, как хотелось бы,  собирается вместе, но очень любит эти счастливые мгновения.

Впрочем, его вновь отправили туда, где трудно. В 1996 году Петр Марченко, как известно, Указом Президента РФ был назначен полномочным представителем Президента РФ в республиках Адыгея, Дагестан, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Ставропольском крае. Позже был главным федеральным инспектором полпредства президента в Карачаево-Черкесии, затем Ставропольском крае. 

Строительство межнациональных отношений на Северном Кавказе дело  тонкое и не всякому под силу. Как человеку, родившемуся здесь, Марченко известны местные традиции, менталитет многочисленных народов, проживающих в регионе, тонкости, о которых надо знать, когда ведешь разговор с представителем той или иной национальной диаспоры.

Неслучайно с  2011 года Петр Марченко теперь в качестве депутата краевой Думы  вот уже второй созыв работает вначале председателем, а сегодня заместителем председателя  комитета по казачеству, безопасности, межпарламентским связям и общественным объединениям. Надо помнить, что он в числе других активистов стоял у истоков возрождения казачества на Ставрополье. Помнит первые шаги, когда в крае только начали поднимать эту тему.

- Плох тот  сын, кто не помнит  родства, кто забывает о своих корнях, - считает Петр Петрович. – Поэтому тем фактом, что наш регион стоял в авангарде борьбы за восстановление роли казачества, можно только гордиться. Потенциал этого сословия, который и границы государства российского защищал, и хлебопашеством занимался на необъятных просторах форпоста Северного Кавказа, надо вновь привлечь на пользу стране и малой родине. Сделано уже немало. Но можно сделать больше. 

Кажется, недавно все начиналось, а процессу возрождения казачества уже более четверти века. И за это время много воды утекло. От заявления главы Курского района, когда на границе с Чечней случались перестрелки, угоняли скот на сопредельную территорию,  - о том, что местные казаки не сдадут имеющееся у них оружие, ибо надо защищать семьи в случае необходимости, и до сегодняшнего дня, когда достигнуто взаимопонимание с соседями, и казаки больше озабочены мирными проблемами. В частности, образованием детей в казачьих традициях, развитием казачьей экономики.

- Казачество - значимый общественный институт для Ставрополья, - говорит представитель теперь законодательной власти Петр Марченко, - сумевший возродиться в новой форме, опираясь при этом на свои вековые традиции, заповеди и уклад жизни. Что очень важно, в крае уже сформирована необходимая законодательная база, в основе которой краевой закон «О казачестве в Ставропольском крае». В соответствии с этим документом реализуются меры по государственной поддержке казачества  как на краевом, так и муниципальном уровне.

 - Петр Петрович, известно, что были моменты, когда принимаемые в крае правовые акты  - из-за активных миграционных процессов и близости очагов напряженности на Северном Кавказе - были инновационными для российского законодательства. 

- Например, постановление Думы СК об организации местного самоуправления. Это было еще в середине 90-х годов и касалось станицы Воровсколесской Андроповского района.  Уникальный и единственный в России эксперимент, когда местной властью стало атаманское правление. Однако ставропольский опыт просуществовал недолго – в связи с проводимой в стране реформой местного самоуправления. 

Одним из первых наш регион начал формировать отряды местной самообороны, которые подчинялись руководителям муниципалитетов. Сегодня идея получила достойное развитие. Реестровые казаки совместно с полицией наблюдают за общественным порядком и получают за это вознаграждение. Оно не так велико. Зато оказанное властью доверие  почетно. Принятый в 2003 году краевой Закон «О казачестве в Ставропольском крае» на два года опередил принятие Федерального закона «О государственной службе российского казачества», легитимизировав казачьи дружины.  Актуальность документа  была также обусловлена необходимостью нормализации криминогенной обстановки, улучшения межнациональных отношений. Более того, много делают казаки и на безвозмездной основе: помогают тушить пожары, участвуют в природоохранной деятельности и т.д.

–Сегодня вектор развития законодательства о казачестве, можно сказать, определен? 

– Дума СК ориентируется прежде всего на утвержденную президентом Стратегию развития государственной политики РФ в отношении российского казачества на период до 2020 года. Основные направления -  развитие государственной и иной службы казачества, традиционного образа жизни и хозяйствования, а также повышение роли казачества в военно-патриотическом воспитании подрастающего поколения. 

По данным Министерства обороны РФ, казачьи организации края традиционно являются лидерами по призыву в Вооруженные силы России. Казаками комплектуется 247-й десантно-штурмовой казачий полк в Ставрополе, 205-я казачья отдельная мотострелковая бригада в  Буденновске  и части погранвойск ФСБ. 

- Насколько мне известно, федеральным законодательством казачьим атаманам запрещено занимать государственные и муниципальные должности. Но наши законодатели добились для Ставрополья исключения…

- Совершенно верно, в  декабре 2015 года, по предложению атамана Терского казачьего войска,  были внесены изменения в закон «О казачестве в СК»:  с учетом особенностей Ставрополья как региона традиционного проживания казачества нам разрешили внести необходимые изменения. В крае несколько десятков  атаманов и членов правления казачьих обществ занимают ответственные посты в органах государственной власти и местного самоуправления. 

–Развитие казачьего кадетского самоуправления, образования – это, мне кажется, ваша любимая тема?  

–Это не только духовно-нравственное и патриотическое воспитание подрастающего поколения, но и огромный кадровый потенциал, который в будущем будет востребован на нашей земле. Несмотря на все трудности, которые сегодня существуют, число кадетских и казачьих классов растет с каждым годом. Хотя вы знаете, после посещения подобных заведений в соседней Ростовской области убедили нас, что отстаем, надо наверстывать.  С 2012 года в Буденновске действует краевой казачий кадетский корпус. Однако до сих пор так и не удалось достроить общежитие и столовую. А ведь надо учитывать, что среди кадетов есть и детдомовцы, которым надо где-то жить и питаться. Воспитание казачьего духа надо начинать с азов. С этим не поспоришь. Много для этого делается, Но, я убежден, надо больше.  

- Собственно, ничего неожиданного в вашей позиции, Петр Петрович,  не нахожу. А не бывает себя жалко: вот, мол, устал, переработал, заботы одолели?

- Да воспитание не то, чтоб нежиться без дела, как-то не привык. 

Людмила Ковалевская.
Фото Думы СК и из личного архива



Ростислав Можейко — Счастье любит тишину

Сегодня российская медицина совершила существенный скачок, осваивая новые рубежи, и уже во многом не уступает «образцовой Европе». Наряду с технологиями всегда был и будет актуальным вопрос человеческий. Ведь согласитесь, какое бы замечательное оборудование ни стояло в операционной, только врач, его знания и практические возможности во многом определяют судьбу больного. Кто еще находится между хирургом и пациентом, на чей счет записываются спасенные жизни? Об этом и не только мы говорили с главным врачом Ставропольской краевой клинической больницы, депутатом краевого парламента Ростиславом Можейко. 

Достаточно побывать пять минут в его приемной, чтобы понять, в каком режиме он живет. Здесь постоянная суета: пациенты, врачи без конца заходят-выходят из кабинета «главного», тут же звонки сразу по четырем телефонам — рабочему, трем сотовым...  

- Ростислав Александрович, знаю, что вы из большой врачебной династии. Если не ошибаюсь, тринадцать ваших ближайших родственников посвятили себя медицине! Очевидно, вопрос выбора профессии перед вами не стоял?

- Действительно, я доктор в третьем поколении. Бабушка была санитарным врачом, что, скорей всего, определило выбор профессии отцом. Хотя семейное предание гласит, что он планировал стать кадровым военным, пойти по стопам  дедушки. Но сам дедушка этому воспрепятствовал. Я тоже готовил себя к карьере военного переводчика. Не сложилось. Понимаете, когда все время «варишься» в определенном котле (дяди, тети, мама, папа, бабушка – врачи, врачи, врачи), то не попасть под это влияние невозможно. Круг сузился до выбора между кардиохирургией и нейрохирургией. В этот момент познакомился с Владимиром Ивановичем Шеховцовым — моим учителем. Мы соседствовали гаражами. Одна воскресная встреча в гаражном кооперативе определила мою судьбу.

И сегодня Владимир Иванович может зайти в мой кабинет, высказать свое мнение по абсолютно любому вопросу. Он учитель с большой буквы.

- Не жалеете, что выбрали эту специализацию?

 - Нет. Я считаю, при любом жизненном выборе важно к себе прислушиваться. Счастливцы те люди, которые смогли это сделать. Я был человеком активным, спортивным, ответственным, поэтому родители не давили на меня. Возможно, каждый мечтал, чтобы я пошел по их профессиональной линии: мама, чтобы был гинекологом, папа — психиатром. Но выбор всегда оставался за мной. Когда решение прозвучало, родители не поняли, ведь нейрохирургия тяжелая специальность. Не поняли они меня и тогда, когда вернулся в родной город после учебы в Санкт-Петербурге. Как сейчас помню, окончил ординатуру, прилетел на майские праздники домой. Состоялся тяжелый разговор с отцом. Родители хотели, чтобы остался работать в Северной столице, занялся наукой, но меня тянуло обратно, поэтому вернулся в Ставрополь: где родился, там и пригодился.

- Мне кажется, хирургию выбирают люди особого сплава. 

 - Кардиохирургия, нейрохирургия, интенсивная терапия — это сферы, где нужен определенный образ мышления. Хирург должен уважать профессию и чувствовать границы своих возможностей. Как меня учили, нужно уметь наступить на собственное самолюбие, вовремя остановиться. Это тоже показатель профессионализма. Нет ничего ужасного в том, чтобы без всяких экспериментов поднять трубку телефона, обратившись к более опытным коллегам.

- Что значит: «вовремя остановиться»?

- Если в онкологии, к примеру, во время тотального удаления опухоли кишечника можно пожертвовать несколькими десятками сантиметров этого органа, обеспечив тем самым радикальность, то в нейрохирургии фатальную роль может сыграть каждый миллиметр. Если мы говорим о мозге, здесь уже нужны максимально щадящие действия, потому что за радикальным удалением может последовать инвалидность, если не говорить о более тяжких последствиях. Главное - сохранить здоровье. В этом концепция нейрохирургии. Врач должен понимать, что одно недостаточно выверенное действие может лишить человека возможности любить и ощущать себя любимым, чувствовать жизнь и радоваться жизни.

 – Ростислав Александрович, если сравнивать уровень нашей медицины и заграничной…

- Проблема в том, что российское здравоохранение привыкли сравнивать с медициной какой-нибудь маленькой страны — Израиля, Австрии, Германии. А вы посмотрите на Соединенные Штаты или Канаду. Там такие же проблемы, что и у нас! Понимаете, то, чего Европа достигла в медицине за тридцать лет, мы вынуждены осваивать очень быстро. 

За последнее время произошли существенные позитивные изменения в здравоохранении региона. Сегодня Ставрополье способно обеспечить на уровне Европы медицинской помощью пациента с инфарктом, инсультом. Не просто обеспечить ему помощь, а сделать это своевременно. У этих пациентов концепция так называемого «золотого часа» является доминирующей. Надо успеть оказать помощь при инфаркте до 6 часов. При инсульте до 4 часов. Если мы не успели, то зона повреждения сердца или мозга будет необратимой и принесет намного более высокие цифры летальности и в относительно легких случаях инвалидности. Поэтому когда человека с подобным диагнозом быстро доставляют, он должен оперативно получить помощь. «Руки и мозги» должны находиться в стационаре в любое время суток, чтобы принять решение и его реализовать. Для этого были предприняты колоссальные финансовые усилия. Субъекты Федерации последовательно группами входили в разработанную в России сосудистую программу. Ставрополье было в числе первых одиннадцати. И каждый из этих вошедших обеспечивался за федеральный счет «тяжелым» оборудованием. Это компьютерные томографы, ангиографы, прочее. Были обучены специалисты, созданы профильные кардиологические, неврологические бригады, ориентированные на эту проблематику.

Раньше как инфаркт лечили? Месяц человек лежит. Сейчас пациент вошел, ему стент поставили, на 5-7 сутки выписали, если лечение неосложненное. Мы проводим операции на аневризмах, это когда надо из бедренной артерии по сосудистым артериям зайти в сонную артерию, через нее зайти в полость черепа, найти это аневризматическое расширение и закрыть его специальной спиралью. Это очень сложные оперативные вмешательства!

Из года в год мы все меньше и меньше отправляем пациентов из Ставропольского края в российские клиники или за границу. Это говорит о том, что в регионе уровень оказания помощи высокий. Например, в офтальмологии поставили на поток операции на сетчатке глаза. Прежде мы их не делали, хотя число людей, нуждающихся в этом виде хирургического вмешательства, было велико. По решению губернатора больнице выделили краевую субсидию на оснащение операционного блока. Примерно такая же картина по всем направлениям. Сегодня операционные краевой больницы похожи на отсек космического корабля - все заставлено техникой. Но надо отметить, что яркие победы любой клиники, больницы, страны — это заслуга ее команды. Один в поле не воин.

- Кстати, когда вы возглавили краевую больницу, что-то меняли в организации ее работы?

- Задача любого руководителя, чтобы структура работала с максимальным коэффициентом полезного действия. Я приглашал на работу новых людей, с некоторыми прощался, потому что не видел, чем они могут быть полезны команде.

- Коллеги приняли такую политику?

- Мы в больнице придерживаемся правдивой линии. Существует концепция оказания помощи в стране, в субъекте, в центральной, в участковой больнице...  Она единая: есть целевые показатели, есть общий враг — болезни, есть объем государственного задания. Я подвожу это к тому, что существует некая генеральная линия, поэтому выдумывать ничего не приходится. Ты можешь быть творческим человеком в операционной, а если ты управленец, то четко подчиняешься вертикали власти. Это – моя политика.

- Знаю, что вы при всем этом не оставили практическую медицину.

- К моему глубокому счастью, получается совмещать. Во второй половине дня оперирую, в выходные дни тоже. Но такой график не только у меня – у всей больницы! По многим направлением мы оказываем помощь 24 часа в сутки в любой день недели.

- Что позволяет жить в таком интенсивном режиме?

- Для эмоционального отдыха и «перезагрузки» мозга важно менять сферу деятельности. Для меня это физическая активность.

- Занимаетесь спортом?

- Скорей, физической культурой. Спорт предполагает профессиональный подход. Я люблю пешие прогулки.

- Думаю, работа депутата — это тоже в какой-то мере смена деятельности. С какой целью вы пошли на выборы?

- Ради своих избирателей, которым удается помогать по разным направлениям, ради пациентов больницы. Личных амбиций тут нет. Я благодарен людям, которые поддержали, проголосовали за меня, позволили мне стать депутатом Думы. 

Стояла задача представить медицинское сообщество края, выносить на обсуждение комитета ту или иную проблему, которая существует в здравоохранении. Сколько удалось сделать в медицине края, видно невооруженным глазом: выделена колоссальная сумма на ремонты медицинских учреждений. Когда такое было в последний раз? Два ярких примера — это ввод в эксплуатацию современного перинатального центра, открытие новой поликлиники в Юго-Западном районе Ставрополя. Были выделены деньги на реконструкцию половины крыла краевой клинической больницы — сейчас там есть современное  оборудование с собственным реанимационным блоком, со стерилизацией воздуха, в общем, все организовано по европейским стандартам. Город растет, край развивается, поэтому и медицина должна поспевать.

 - Я знаю, что в случае с краевой больницей одним ремонтом не обойтись... 

 - Да, есть проблема с дефицитом площадей. Мы «задыхаемся». Но не только в нашем учреждении это актуально, детская краевая больница тоже нуждается в новом корпусе.

После реализации двух серьезных программ (по сердечно-сосудистым заболеваниям и дорожному травматизму), следующим шагом, как я понимаю, станет реконструкция детских поликлиник, развитие онкологической службы (о чем говорил Президент России Владимир Путин в послании Федеральному Собранию), ядерной медицины. В разрезе этого губернатором Ставропольского края Владимиром Владимировым выделены деньги на подготовку проектно-сметной документации по строительству корпусов четырех краевых учреждений – реанимационно-хирургического для краевой клинической больницы, хирургического корпуса для детской краевой больницы, а также кардиологического и онкологического диспансеров. Если у нас появится новое здание, мы заберем все службы нашего филиала, который сейчас ютятся в дореволюционных помещениях.

- В нашем разговоре вы обмолвились, что к вам в больницу приходит работать хорошая молодая смена. Не могу не вернуться к этой теме, ведь многие сегодня жалуются на качество подготовки специалистов.

- У нас есть отличные специалисты, существует взаимозаменяемость, когда на смену старшему поколению приходит толковая молодежь. Сплав опыта и молодости – это замечательно. Кстати, у меня есть три ученика, каждый из которых обладает серьезным потенциалом.

- Когда подходите к операционному столу, есть понимание, что сейчас будете спасать чью-то жизнь?

- Люблю этот вопрос. Нужно понимать два разных тезиса: мы спасаем или нашими руками спасают? Когда потерялся между этими двумя определениями и начинаешь тянуть одеяло на себя, жизнь сразу все поправляет. Врачи — это проводники. Бывает, операция прошла успешно, а результат негативный, а бывает, в безнадежном случае человек остается жить.

- Судьбы людей проходят через ваше сердце?

- Конечно, проходят. По-другому быть не может. Но голова должна оставаться холодной.

- Знаю, что у вас двое детей — сын и дочь. Пойдут в медицину?

- Сын Саша уже заявил, что хочет быть врачом, хотя никто в семье не настаивал на этом. А дочь Маша пока не определилась. Она очень любит лошадей.

- Можете о себе сказать, что вы счастливый человек?

- Счастье любит тишину.  Для мужчины важно быть востребованным. Помню, у отца случился период, когда он оказался не у дел, но в нем кипела невероятная энергия. Как бы громко это ни звучало, самое главное в жизни - быть полезным - семье, больнице, краю, стране.

Беседовала Лусине ВАРДАНЯН.
Фото из архива краевой клинической больницы 



Григорий Донцов — Жизнь на селе не должна замереть

Тучные нулевые еще ясно живы в памяти. И в частности, в моей они остаются годами, когда деньги в нашей стране стали чуть ли не единственным культом, главной константой, которая определяла почти всё. Вот банальный, но красочный пример. Помните, еще совсем недавно «любая уважающая себя девушка» грезила в первую очередь о муже-олигархе (хотя бы местного разлива), а «уважающий себя мужчина» - о том, чтобы хотя бы иногда иметь доступ к хорошей кормушке, подпитываемой госказной. То же происхождение имеют все эти безбашенные гонки за крутыми машинами, виллами, бриллиантами, яхтами и джетами. 

Все это, безусловно, не исчезло. Но есть ощущение, что среда стала наконец меняться: как у детей однажды проходит период объедания шоколадками, к которым долгое время не допускали. Сейчас модно жить в гармонии с собой, а не с вещами, сохранять внутреннюю чистоплотность. А еще – искать реальные точки приложения своих созидательных усилий и радоваться любым положительным результатам. За теми, кто умеет так жить, идут, им верят и подражают. 

Какое отношение этот авторский «спич» имеет к нашему герою из ставропольской глубинки? Дело в том, что мода на что-то не появляется просто так. Люди, не следующие за прибылью лишь ради прибыли, желающие созидать, делать счастливыми себя и других, по мере сил раскрашивая серую реальность, были всегда. Но не лидерами мнений – как-то не принято было говорить не о деньгах, а о более высоких материях. Пока не пришло понимание, что деньги – не главное. И если у нынешней журналистики остается какая-то «социальная ответственность», то она в числе прочего состоит в том, чтобы рассказывать о таких людях, как Григорий Донцов. О тех, кто личным примером ежедневно демонстрирует, что жить только для себя неинтересно и что менять мир действительно можно (хоть и сложно!), стоит только захотеть…

Опытно-производственное хозяйство «Луч» в Новоселицком районе – предприятие процветающее, если не сказать больше, выдающееся. Сейчас уже трудно представить, что выросло оно из скромного крестьянско-фермерского хозяйства. Причем такого, где руководство не гналось безоглядно за высоким производственным результатом. Благодаря природной хватке и упорству, многое быстро получалось. Но вместе с масштабами бизнеса у генерального директора Григория Донцова росло желание быть полезным. Точнее – искренне хотелось   подтянуть жизнь в селе к тому уровню, что сейчас именуют «достойным». Потому, когда абсолютное большинство предприятий под любым предлогом активно избавлялись от балласта в виде социалки, «Луч»  Донцова лишь увеличивал свою «человеческую» нагрузку.  

Видимо, по этой причине наша беседа с Григорием Федоровичем все время сбивалась на общие проблемы села. Благополучие своего предприятия он напрямую связывает с тем, как живут и будут жить люди в Падинском. Жизнь замирает там, где забывают о тружениках и не думают, кто позже придет им на смену, говорит он. Причем с интонацией, дающей понять, что сказано это не для красоты. Хотя само село Падинское, неизменно вызывающее удивление у приезжающих туда впервые, доказывает, что для Донцова слово и дело – это не разные понятия. 

- Мы многого добились за последние годы, – рассказывает Григорий Донцов. – И все же желаемого ощущения стабильности нет. И дело даже не в финансово-экономических кризисах, которые, конечно, крестьянам прибавляют головной боли. Хотелось бы продуманной, четко выстроенной политики государства в отношении села. Я уверен, не надо помогать современным сельхозпредприятиям. Настоящий хозяин способен вывести производство на должный уровень рентабельности. Но вот с чем не справиться ни одному руководителю – это ужасающая деградация села. Помните, при социализме был популярный лозунг о стирании грани между городом и деревней. И хоть не стерли ее, но все же значительно приблизились к заветному рубежу. А сегодня эта грань так выросла, что стала непреодолимым оврагом. А мы стоим и смотрим, как уходит земля из-под ног. Со своей стороны, конечно, что можем, делаем. 

Делаем, что можем... Поверьте, это звучит крайне скромно для того, что задумано и воплощено в жизнь Григорием Донцовым и его семьей. Он не просто много помогает селу, ставшему за несколько десятков лет родным. Он пытается обеспечить ему еще долгие-долгие годы жизни. То есть удержать молодых всеми возможными способами, в том числе убедить тех же школьников, что жизнь есть не только в городе, как показывают по телевизору.  

- Понятно, все мы хотим лучшего для своих детей, – говорит Григорий Донцов. – И, к сожалению, так повелось, что село с этим сейчас не ассоциируется. Что делают селяне, на чью жизнь действительно выпали нелегкие испытания? Они предпринимают всё, чтобы ребенок перебрался в город и закрепился там, хотя не факт, что жизнь вдали от дома действительно сложится лучше, что заработки будут больше... А между тем, село продолжает стремительно стареть. 

Вот в этот сложный «бой со старением» и вступил Григорий Донцов уже больше двадцати лет назад. И как ему свойственно, без всякого формализма. Начинали с малого, теперь же работа с молодежью ведется по всем фронтам. Чтобы обеспечить коллективу предприятия достойную смену, работники хозяйства регулярно бывают в школах, знакомят ребят с аграрными специальностями, премиями и подарками отмечаются талантливые старшеклассники. Есть у «Луча» и собственные стипендиаты в вузах, на которых хозяйство рассчитывает в будущем. Построено жилье для молодых специалистов. 

Вообще, как ни удивительно, но «Луч» что-нибудь строит практически каждый год. Есть своя мельница и хлебопекарня, появилось обустроенное общежитие для студентов, не так давно открылось уютное кафе, позволяющее местным разнообразить досуг, построен красивый фонтан, что стало необыкновенным событием для местных жителей, после капитального ремонта введен в эксплуатацию фельдшерско-акушерский пункт. Воплотил в жизнь Григорий Донцов, причем с присущим ему масштабом, и свою давнюю задумку по строительству спортзала. Теперь в Падинском после рабочего дня жители пропадают в спортивно-оздоровительном комплексе – там действуют пять полноценных залов для борьбы, фитнеса и игровых видов спорта, для детворы наняты профессиональные тренеры. 

Не обделены вниманием и социальные учреждения, и отнюдь не только в Падинском. Предприятие обрабатывает угодья в четырех районах, и отношение рачительного хозяина чувствуют на себе все близлежащие «человеческие заведения». Им постоянно оказывают поддержку в разных форматах, в том числе и через привлечение бюджетных средств. Донцов охотно вкладывается, поддерживая разумные инициативы властей по улучшению социалки. Надо ли говорить, что сельские праздники и благоустройство – это тоже забота его предприятия?..

Размах этой бурной деятельности, пронизанной именно надеждами на лучшее, поражает. Но признаюсь, при этом, не оставляют грустные мысли. Увы, бизнесу в одиночку создать достойную социальную инфраструктуру на селе, чтобы молодые массово не уезжали в город, нереально. Силами одного или даже нескольких хозяйств деревню не поднять. Минимальный набор социальных услуг на селе обязано обеспечить государство. Это основное условие для подъема аграрного сектора, без которого сложно говорить о продовольственной безопасности страны. Да, в последнее время к социальному обслуживанию села и развитию сельских территорий властью проявлено гораздо больше внимания, но сказывается слишком долгое его отсутствие. Реальных усилий требуется намного больше. 

- Все эти годы мы не ждем, пока государство развернется, делаем то, что от нас зависит. Если говорить откровенно, я бы полностью отказался от любых видов государственной помощи, если бы эти средства начали вкладывать в развитие сел и хуторов, – признается Григорий Донцов. – Ведь очевидно, что одних наших усилий недостаточно, чтобы радикально переломить негативные тенденции. Селам необходимы качественные дороги и освещение. Детские сады, школы и учреждения культуры нуждаются в капитальном ремонте. Люди хотят не только стабильную зарплату, они ищут комфорта, им нужна нормальная социальная инфраструктура, возможности для отдыха и развития. 

К слову, это не только житейские рассуждения. Григорий Донцов активно пытается донести свою позицию до всех уровней власти – от местной до федеральной. Так, своими переживаниями за российское село и предложениями по решению проблем он не так давно поделился на общественных слушаниях в Государственной Думе России. Главная мысль та же: отечественный АПК будет развиваться намного эффективнее, если  будет дополнен серьезными вложениями в решение социальных проблем на селе.

- Вспомним масштабный нацпроект «Развитие АПК». При многих плюсах его громадный недостаток был в том, что за животноводческими комплексами, кошарами и увеличением поголовья забыли о людях. А надо бы наоборот, – уверен Григорий Донцов. –  Я убежден, что главное богатство села – это его люди, которые любят свою родную землю и умеют на ней работать. Они заслуживают достойных условий жизни. 

Нельзя обойти вниманием и само хозяйство, которое вдохнуло жизнь в небольшое основанное хоперскими казаками село на речке Калиновке. В памяти местных еще живы воспоминания о том, что было четверть века назад. 

Непросто складывалась судьба колхоза «Заря», где в начале девяностых по результатам альтернативных выборов Донцов стал председателем. Григорию Федоровичу было тогда 26 лет, и, конечно, молодой руководитель, как и вся страна, горел жаждой преобразований. Когда же стало ясно, что старая форма не встраивается в новые рыночные рамки, он предложил создать на базе колхоза Ассоциацию крестьянско-фермерских хозяйств. Одно из 16 образованных тогда КФХ было его – «Луч-П». Уже развивая собственное дело, Григорий Федорович еще некоторое время работал исполнительным директором ассоциации. А когда необходимость в такой координирующей структуре отпала, принял очень важное, можно сказать, стратегическое решение: сделать ставку на семеноводство. 

Так появилось опытно-производственное хозяйство «Луч», ставшее впоследствии базовым для трех селекционных центров Юга России. Поначалу, как рассказывают работники, приходилось убеждать и ближайших соседей в рентабельности затрат на обновление сортов, а сегодня география поставок очень широка. Здесь уже не редкость телефонные звонки из далекого Туркменистана или Азербайджана с предложением заключить контракт на поставку очередной партии семян. В чистоте материала давно не сомневается ни один партнер: было время убедиться в том, что технологических требований здесь не нарушают ни на стадии выращивания, ни после, когда семена проходят первичную обработку, очистку и протравку перед отправкой заказчику. 

Собственно, иначе коллектив Донцова никогда не работал. По его словам, меньше всего хотелось когда-либо испытывать стыд за результат. Потому качество продукции остается приоритетом все годы существования хозяйства. Сразу пришло понимание, говорит он, что эффективная семенная работа требует современного оборудования и новейших технологий, а также предполагает большой ассортимент сортов на выходе. Двигаться вперед позволяет и научное сопровождение сельхозработ, для чего привлекаются ученые. 

Что ж, минуло несколько экономических кризисов, по-разному сказавшихся на самочувствии предприятия, но Донцову всегда удавалось сохранять независимость. Бизнес со временем расширился и накопил запас прочности, что позволяет  справляться с проблемами самостоятельно, не прибегая к сторонней помощи.

- Мы пришли к выводу, что способны управиться сами, без инвесторов со стороны, и это совершенно не препятствует реальному развитию и увеличению объемов производства. То же и с кредитами. Цыплят, как говорится, по осени считают. Зачастую те, кто набрал кредитов под преференции государства, имеют больше проблем, – резюмирует Григорий Донцов.

А между тем, независимый «Луч» в 2017 году «потяжелел» еще на один современный завод. Тот, что был создан восемь лет назад, перестал покрывать спрос на семена зерновых. Новое производство в Падинском обладает уже большей универсальностью с точки зрения подготовки семян разных сельхозкультур, в том числе легко травмируемых, как говорят аграрии.

- Это первое в крае универсальное предприятие по подготовке семян пшеницы, ячменя, овса, гороха, сои, подсолнечника и кукурузы. Мощность – 10 тонн зерна в час. Запуск завода позволяет получать до 15 тонн высококачественных семян ежегодно, этого с запасом хватит для удовлетворения потребности аграриев Ставрополья и наших клиентов из-за рубежа, – поясняет Григорий Донцов.

Вместе с тем, заметим, ОПХ «Луч» является многопрофильным предприятием. Наряду с семеноводством здесь производят товарную пшеницу и другие культуры. Занимаются даже животноводством, хотя в приоритет выводить последнее направление руководство пока не видит смысла. Объясняется тем, что рентабельность далека от желаемой. Точнее, требуется много вложений для увеличения имеющегося поголовья КРС и свиней – нужно повысить урожайность кормовых культур и снизить их себестоимость, усовершенствовать парк кормоуборочной техники, обновить базы, делится своими соображениями генеральный директор. 

- Я не питаю иллюзий по поводу дальнейшей судьбы этой сферы, – говорит он. – Не особо благоприятны сегодня некоторые экономические условия. А они зависят в том числе и от государственной политики в отношении сельского хозяйства. Сегодня, чтобы добиться успеха в животноводстве, необходимо очень много вкладывать и обновлять производство. А окупятся затраты в лучшем случае через несколько десятков лет. Я пока не могу отвлекать на это средства с других направлений,  где затраты тоже растут с каждым годом. Но вместе с тем мы не можем просто так взять и убрать имеющееся поголовье, которое по большому счету приносит убытки. А людей куда деть?

И здесь мы вновь возвращаемся к главной проблеме села, которая не дает покоя таким людям, как Григорий Донцов. Как сохранить человеческий капитал, стремительно утекающий из села?

Кстати, с учетом того, что семеноводство предполагает довольно сложный производственный цикл, задействовать получилось более двух сотен человек. Для любого нынешнего села это серьезные цифры.

- Мы в свое время затеяли реорганизацию колхоза «Заря» главным образом для того, чтобы обеспечить людям условия для более эффективной работы и хорошего заработка. Ведь сегодня можно применять самую совершенную технологию, новейшую технику, лучшие пестициды и так далее, но если некому будет работать на земле – все это окажется ненужным, – говорит Григорий Донцов. –  А мы развиваем передовое производство, нам нужны толковые люди, и хочется, чтобы к нам шли не от безысходности, не оттого, что больше некуда, а по любви к сельскому труду.

Остается заметить, сотрудники «Луча» получают не только стабильную заработную плату, но и дополнительные (и весьма существенные) выплаты по итогам года. Хозяйство вернулось к практике строительства домов для своих работников в качестве служебного жилья. Это комфортабельные коттеджи – отличный стимул перебраться в село для новых высококвалифицированных специалистов. На протяжении 11 лет,  ко  Дню  работника сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности, лучшие труженики коллектива за многолетний добросовестный труд, награждаются автомобилями. Для привлечения молодых специалистов на работу в  ООО ОПХ «Луч» их учебу оплачивает предприятие и т.д.  

И все это совсем не от излишка денег, это исключительно инвестиции в будущее, снова замечает Григорий Федорович:
- Вот мы встречаемся с учениками средней школы, они на базе нашего хозяйства проходят производственную практику, экскурсии проводим, поощряем разнообразные конкурсы в школах… Все это хорошо, но что нам сказать ребятам и девочкам? Оставайтесь, все у нас будет хорошо… со временем. А им надо сейчас, они не согласны ждать! Вот и делаем это «хорошо» сейчас. 

Юлия ЮТКИНА. 
Фото из архива ООО ОПХ «Луч»



Валерий Петренко — Суд – для «правды и милости»

- Валерий Леонтьевич, в судебной системе региона вы человек не новый. Однако в должности председателя высшей судебной инстанции на многие, привычные, скажем так, нюансы вам пришлось взглянуть с иной точки зрения. Что было самым сложным после назначения?
- Вопрос с одной стороны простой, с другой стороны и нет. Простой в том плане, что я работаю в судебной системе более 20 лет, поэтому все наши проблемы мне хорошо известны. С другой стороны, конечно, приходилось решать много новых задач. 
Вначале я считал, что менять ничего не нужно, достаточно продолжать тот курс, который был выбран до этого. Но когда начал досконально вникать в организацию работы суда, координацию деятельности коллегий, то стал понимать, что перемены все-таки необходимы. В первую очередь стал требовать от заместителей соблюдения основного принципа, на который нас ориентирует Верховный Суд России, - единообразие судебной практики. Не мне судить, улучшилось или ухудшилось положение дел в итоге, но допускаю, что не всем нравится моя политика.  
Ранее я возглавлял судебную коллегию по гражданским делам и до сегодняшнего дня каких-либо принципиальных вопросов, требующих оперативного реагирования в данной сфере судопроизводства, я не вижу. Есть, безусловно, отдельные нюансы, но они решаются в рабочем порядке. 
Что касается уголовного судопроизводства, эта сфера для меня относительно новая, и в ходе работы я столкнулся с некоторыми проблемами. Сразу же взялся за приостановленные уголовные дела, которых было немало, и они просто валялись (можете так и написать) в сейфах судей. Через год уже не было ни одного такого дела. Процессуальные сроки никто не отменял, а прекращать дело за истечением срока давности, значит, на мой взгляд, грубо нарушать принцип неотвратимости наказания.  
- Судебная реформа, стартовавшая в начале 90-х годов, способствовала утверждению независимости судебной власти, поднятию престижа судейской профессии. Что послужило главным толчком столь масштабным преобразованиям?
- Концепция судебной реформы была принята Верховным Советом РСФСР в 1991 году. Но после развала СССР, во время становления российской государственности, главным толчком, поспособствовавшим данному процессу, я бы назвал принятие в 1993 году Конституции, где впервые получила закрепление новая концепция организации государственной власти, в основу которой положена идея разделения властей. И именно тогда была заложена роль суда как независимого и самостоятельного властного органа.
Кроме того, в стране были возрождены институт мировых судей, суд присяжных, приняты основополагающие законы о судебной системе и органах судейского сообщества, укреплен кадровый состав. Основополагающий акцент был сделан на качестве правосудия, введении принципов состязательности, гласности, обеспечения доступности правосудия, равенства всех перед законом. 
Налицо был системный подход к решению накопившихся проблем, в частности, в судах общей юрисдикции. Это и вопросы судоустройства, совершенствования производства при рассмотрении уголовных и гражданских дел, организации работы, создания достойной материально-технической базы, организационного обеспечения деятельности судов. Но основной урок реформ 90-х, как часто отмечают правоведы, это стремительный рост юридического самосознания россиян, что дало небывалый толчок развитию всей системы судебной защиты прав личности.
Немаловажно, что впоследствии начатая реформа была подкреплена принятием Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России». Руководство страны было заинтересовано в существенной модернизации судебно-правовой системы, которая требовала серьезной государственной поддержки и применения программно-целевого подхода.
Изменения коснулись не только организации и условий работы судов, но и процедур, обеспечивающих защиту прав личности и доступность правосудия. Существенно была увеличена численность судейского корпуса, административного и вспомогательного персонала, значительно повышена оплата труда судей. Немало внимания уделялось информатизации. 
- Здесь хотелось бы упомянуть и другой аспект: самостоятельность судьи предполагает и личную ответственность за принятое решение.
- Да, если, допустим, прокуратура составляет единую федеральную централизованную систему органов и действует на основе подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим, то мантия судьи обязывает к тому, что никто больше не будет в ответе за твои ошибки и просчеты. Судья самостоятельно принимает решение, и эффективность его работы во многом зависит от нравственного содержания, профессиональной подготовки. 
- Каждый год знаменуется изменениями в сфере судопроизводства, в системе правосудия в целом. Какие из них вы отметили бы как наиболее важные?
- Да, событий немало, и одним из важнейших я бы назвал объединение Верховного Суда России и Высшего Арбитражного суда в 2014 году. Можно назвать это одним из завершающих этапов масштабной судебной реформы в России. Главная цель объединения - формирование единообразной судебной практики толкования и применения законов, как арбитражными судами, так и судами общей юрисдикции, что означает одинаковую защиту прав граждан и юридических лиц. Другими словами, это сохранение единого правового пространства нашей страны, что в конечном итоге серьезно влияет на внутренний  инвестиционный и деловой климат.
Другое значимое нововведение - 15 сентября 2015 года вступил в силу Кодекс административного судопроизводства РФ. Необходимость установления особых процедур для рассмотрения дел, возникающих из публично-правовых отношений, как наиболее эффективного и действенного механизма защиты прав граждан и компаний в судебных спорах с органами государственной власти и местного самоуправления, назрела давно. В кодексе закреплены современные процессуальные требования, введена упрощенная процедура административного судопроизводства.  
Не могу обойти и такой вопрос, как техническая обеспеченность судов, ему уделяется немало внимания, поскольку мы не можем отставать от мировых тенденций. Новые технологии обеспечивают доступность правосудия, ускоряют и облегчают рассмотрение дел, у граждан появляется больше возможностей обратиться в суд для разрешения своих вопросов. Это видеоконференц-связь, аудиофиксация судебных процессов, использование электронного документооборота, внедряющиеся системы видеопротоколирования, трансляции судебных заседаний по радио, телевидению, в сети Интернет. 
- Если говорить о сфере уголовного судопроизводства, хотелось бы уточнить, какие виды преступлений наиболее характерны для Республики Калмыкия?
-  Как и по всей России, это преступления против собственности, в большей части кражи. Причины тому общеизвестные – отсутствие работы, неблагоприятная социальная обстановка и т.д. Иногда приходится отправлять человека в тюрьму за незначительную, казалось бы, сумму, а почему? Потому что он своровал, был судим, а потом опять принимается за старое. То есть, налицо рецидив преступлений. Многим хватает одного раза, чтобы осознать, насколько пагубен этот путь. Другие же преступают закон снова и снова. В компетенцию судов не входит профилактика преступлений, но если есть возможность не сажать человека, мы не сажаем, на это нас ориентируют и вышестоящие суды. 
- Наши граждане в большей своей части нередко уверены в том, что в судах преобладает обвинительный уклон, а количество вынесенных оправдательных приговоров минимально. Насколько это соответствует действительности?
- Судите сами, согласно статистическим данным, за последние годы у нас в республике почти двадцать процентов, то есть пятая часть обвиняемых не получила наказания вообще. Эти дела прекращаются в судах в связи с деятельным раскаянием и примирением с потерпевшими. Так что имеет ли смысл говорить об обвинительном уклоне судопроизводства? Думаю, цифры вполне приемлемые.
Кроме того, часто утверждают, что тюрьмы в стране переполнены. У нас в республике лишение свободы назначается примерно 18-20 процентам осужденных, а в целом по России за последние пять лет количество осужденных к реальному лишению свободы сократилось на 30 тысяч. По данным председателя Верховного Суда РФ Вячеслава Лебедева, с 2010 года количество лиц, содержащихся в учреждениях ФСИН, сократилось на 223 тысячи, из них отбывающих наказание в виде лишения свободы - на 195 тысяч, несовершеннолетних, отбывающих наказание в воспитательных колониях – на 4,3 тысячи, лиц, содержавшихся в следственных изоляторах, - на 22 тысячи, что позволило ликвидировать 36 колоний, 35 воспитательных колоний и 8 следственных изоляторов.
- Почему нередко немало дел остается без судебной перспективы?
- Причина тому - качество работы органов предварительного следствия и дознания. Либо в деле отсутствуют достаточные доказательства, либо нет состава преступления вообще. Дело передают в суд. Но там настолько слабая доказательная база, что мы ничего поделать не можем.
- Какие требования предъявляются сегодня к кандидату на должность судьи? С недавних пор кадровая политика такова, что будущими судьями хотят видеть – в основной своей части – работников аппарата судов, которые таким образом постепенно поднимаются по карьерной лестнице. Понятно, что они уже знают процесс, делопроизводство и остальные нюансы. Но, тем не менее, ведь немало опытных и достойных людей в других отраслях юридической профессии.
- Есть закон о статусе судей в РФ, который определяет порядок отбора кандидатов на должности судьи и назначения на эту должность. В этом законе установлены возрастные границы для кандидатов на должность судьи того или иного уровня, указан необходимый стаж работы, иные требования.  Кандидат должен сдать экзамен, по результатам которого получает оценку. Если экзамен сдан успешно, подается заявление в квалификационную коллегию судей. Коллегия дает свое заключение – рекомендовать данного кандидата на должность, либо нет.
 Что касается второй части вопроса, я согласен, что и в прокуратуре, допустим, и других юридических отраслях есть достойные кандидаты. Российским законодательством установлена конкурсная основа отбора кандидатов на должность судьи, поэтому здесь никаких ограничений нет. Подавайте документы, участвуйте в конкурсе. Да, в последние годы практика такова, что помощники судей переходят в статус судей, и в целом я ничего отрицательного в этом не вижу. Хотя одностороннего подхода здесь быть не должно, конечно. По моему мнению, работники аппарата, конечно, знают свое дело, они грамотные, подготовленные, но им зачастую не хватает чувства ответственности, решительности и независимости в отстаивании своей позиции. Поскольку в силу своих функциональных обязанностей они не принимают самостоятельных процессуальных решений, у них просто нет таких полномочий.
- Что вы можете сказать о качестве судейского корпуса республики?
- На сегодняшний день у меня как у председателя Верховного Суда больших проблем в этом отношении нет. Судебный корпус Калмыкии всегда был стабильным и профессиональным, все мы работали и работаем вместе. Конечно же, случаются недостатки в работе у судей, мы их обсуждаем, разбираем ошибки на заседаниях судебных коллегий. В итоге принимается определенное решение, вплоть до привлечения нерадивых судей к дисциплинарной ответственности. Но, к счастью, вопиющих, критичных ситуаций не возникает. 
Наш судейский состав значительно обновился в последние годы, и я рад работать с молодыми судьями, они по-хорошему амбициозны и целеустремленны. Но всегда повторял и повторяю, что без опыта старшего поколения у нас нет будущего, мы обязаны их уважать и помнить, они заложили основы сегодняшнего дня. 
- С завидной периодичностью судьям поднимают заработную плату. Считается, что чем больше судья будет зарабатывать, тем меньше у него будет коррупционных соблазнов. Так ли это на самом деле?
- Судья должен быть независим, в том числе, если хотите, финансово. Хотя, естественно, в первую очередь все определяется качествами самого человека: насколько он порядочен и верен своему служебному долгу. Но, в общем-то, могу констатировать, что наше денежное содержание в настоящее время не выше, чем у работников других правоохранительных органов. Да, в 2001 году нам резко подняли заработные платы, примерно раза в три-четыре. Но сейчас впервые назначенный судья получает столько же, сколько следователь следственного комитета. Хотя люди до сих пор уверены, что судейские зарплаты самые высокие. 
Кстати, не так давно были приняты изменения в законодательстве, и у нас поменялась система оплаты труда. Ежемесячное денежное содержание (именно так теперь называется заработная плата судей) дифференцируется в зависимости от классного чина. Чем выше чин – выше содержание, что заставляет судей «подтягиваться» в профессиональном плане.   
- Суды реально заинтересованы в открытости своей работы?
- Для каждого государственного органа главным критерием должна быть оценка общества. Мы не голословно ратуем за прозрачность работы судов: за эти годы в разы возрос уровень информатизации, а вместе с ним и технические возможности, если можно так сказать, открытости нашей деятельности. У каждого суда есть свой сайт, где публикуются все принятые судебные акты (кроме тех, публикация которых прямо запрещена законом), судебная статистика, образцы документов и вся необходимая информация. Если пользователю сайта покажется, что этой информации недостаточно, он всегда может обратиться к руководству суда, судьям, работникам аппарата через Интернет-приемную. Журналисты имеют свободный доступ на все судебные заседания, если они проходят в открытом режиме. 
Кстати, в октябре 2017 года эксперты проекта «Инфометр» завершили аудит информационной открытости официальных сайтов судов общей юрисдикции в субъектах РФ. Оценивалось соответствие содержания российскому законодательству и экспертным требованиям. Результатом мониторинга является коэффициент информационной открытости сайта, значения которого измеряются от 0% (обычно это означает, что сайт отсутствует) до 100% (полное соответствие сайта предъявляемым требованиям).
"Всероссийский рейтинг информационной открытости федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации - 2017” опубликован на сайте АИС "Инфометр”, мы участвуем в нем с 2013 года. Коэффициент информационной открытости сайта Верховного Суда Республики Калмыкия пятый год подряд составляет 100%, таким образом, он в очередной раз вошел в число лидеров (всего стопроцентную открытость продемонстрировали семь судов).
- Вопрос немного из другой плоскости: на ваш взгляд, есть ли перспективы развития прецедентного права в России? 
- Как известно, Россия входит в романо-германскую правовую семью, ее основным правовым источником является нормативный правовой акт, в первую очередь закон. В отличие от романо-германской, в государствах англосаксонской правовой семьи основным источником права является судебный прецедент (судебное решение, обязательное для всех судов равной и низшей инстанций).
В российской судебной системе используются отдельные элементы прецедентного права, в частности, есть такое понятие, как единообразие судебной практики. Так, в целях обеспечения единообразного применения законодательства Верховный Суд РФ дает нижестоящим судам разъяснения по вопросам судебной практики на основе ее изучения и обобщения. Если суды в своей деятельности применяют нормы права к конкретным делам, то Пленум ВС РФ разъясняет, как применять тот или иной закон в подобных случаях, уточняет содержание толкуемой нормы права.
Но, в целом, не думаю, что когда-либо прецедентное право получит развитие в нашей стране, против этого, кстати, высказываются и многие правоприменители, ученые-правоведы. Да и стоит ли слепо копировать чужой опыт? 
- В прошлом году судебная система республики отметила 95-летний юбилей. Какие наиболее значимые вехи в процессе становления судов республики вы бы отметили?
- После 1917 года в Калмыцкой области функции суда осуществлялись в основном ревтрибуналами. Коренным образом ситуация начала меняться после принятия Декларации прав калмыцкого трудового народа от 5 июля 1920 года, которая провозгласила образование Автономной области трудового калмыцкого народа. Уже в 1920-1921 гг. во всех восьми улусах области начали формироваться народные суды. Судом высшей инстанции являлся Совет народных судей, председателем которого стал видный государственный деятель, известный калмыцкий писатель А.Амур-Санан.
Последовавшая судебная реформа 1922 года закрепила основные принципы организации советской судебной системы: ее единство, построение с учетом государственного устройства, соответствие новому административно-территориальному делению. Это и стало решающим фактором становления органов правосудия в калмыцкой автономной области. 22 декабря 1922 года постановлением Президиума ЦИК Автономной области был образован Областной суд, а также семь народных районных судов. Именно с этой даты начинается отсчет истории современной судебной системы Калмыкии. Первым председателем Областного суда стал Улюмджи Лавгаев. 
В связи с преобразованием Калмыцкой автономной области в республику, в 1935 г. Облсуд был реорганизован в Главный суд КАССР, в 1937 г. – в Верховный Суд. В 1943 г. в связи с насильственной депортацией калмыцкого народа суды республики прекратили свое существование. Как и все остальные, работники судов были репрессированы и высланы.
С восстановлением Калмыцкой автономной области в марте 1957 г. облсуд возобновил свою деятельность, председателем суда был назначен Георгий Енковский. Несмотря на тяжелые последствия, вызванные полным прекращением деятельности судебных органов в период депортации, за довольно короткий период времени в течение 1960-70-х гг., система правосудия Калмыкии сумела не только восстановить утраченные позиции, но и подняться на качественно новый уровень.
Мы с благодарностью вспоминаем имена судебных работников Калмыкии, которые стояли у истоков правосудия республики, участвовали в его становлении, работали в трудные годы войны, в период восстановления национальной государственности калмыцкого народа. Это С-Г.Манджиев, работавший в довоенные годы заместителем председателя Верховного Суда КАССР. Всю свою сознательную жизнь посвятила органам правосудия А.Менкенова, еще в 30-е годы работавшая членом Областного суда. Э.Зундуев возглавлял Верховный Суд в годы войны. Навсегда в памяти останутся имена Е.Никитиной, П.Доргеева, Г.Очирова, А.Богдыкова, К.Базыровой, Н.Кулешовой, О.Кюнкрикова и многих других. К сожалению, невозможно назвать имена всех судей, которые с честью выполняли свой долг, посвятив свою жизнь служению правосудию.
- Суды Калмыкии и в настоящее время достойно справляются с поставленными задачами? 
- В первую очередь это обусловлено профессиональным составом судейского корпуса. За истекший период многое изменилось, но качество рассмотрения дел, открытость и гласность судебного разбирательства укрепляют веру граждан в возможности законного и справедливого разрешения дел в разумные сроки, способствуют утверждению авторитета судебной власти в республике.
95 лет – небольшой рубеж с точки зрения истории, но это время осознания себя в минувшем и определения своего места в будущем. В Манифесте Александра II при вступлении на престол в качестве одного из главных пожеланий было записано: "Правда и милость да царствуют в судах”. Россия тогда находилась накануне судебной реформы 1864 года. 
И сегодня эти слова не утратили своей актуальности и могут служить профессиональным ориентиром.
- Валерий Леонтьевич, а теперь несколько вопросов более личного характера. Что или кто повлиял на ваш профессиональный выбор?
- Я вообще-то всегда хотел быть врачом или инженером. С медициной не получилось, потому что я не очень любил химию. Зато любил возиться с техникой, ремонтировать ее, и у меня получалось. Но хотя всегда тяготел к точным наукам, после восьмого класса стал отдавать предпочтение гуманитарным предметам. Тогда учителем русского языка и литературы у нас стала Эльвира Михайловна Ищенко, замечательный педагог, которая и разбудила во мне интерес к этим дисциплинам. В 9-10 классах у меня постепенно стали формироваться мысли о выборе юридической специальности, с дальнейшей службой, естественно, в прокуратуре или милиции. Должность судьи в те годы считалась прерогативой преимущественно женщин. 
Я окончил школу с одной «четверкой», и, видимо, поэтому меня пригласили в органы КГБ и предложили поступать в Московское высшее пограничное командное училище КГБ СССР им.Моссовета, сейчас это Московский пограничный институт ФСБ РФ. Но я, к сожалению, не прошел медкомиссию: требования там предъявлялись очень строгие, примерно такие же, как к будущим летчикам.
После этого я год отработал токарем в районном объединении сельхозтехники и поступил в Казанский госуниверситет.
- Судя по тому, что по окончании университета вы получили «красный» диплом, учеба вам давалась легко? 
- Особых сложностей не помню, мне было интересно учиться. А поскольку интересно, учебный материал легко усваивался и запоминался. В университете сложился сильный профессорский состав, в частности, там преподавал доктор юридических наук, профессор Виктор Павлович Малков, автор множества научных и учебно-методических работ, в том числе монографий и учебников. Да и другие преподаватели славились как прекрасные лекторы с богатым багажом и опытом. 
Я даже входил в комитет комсомола нашего вуза, возглавлял спортивный сектор. Я всегда увлекался спортом и, кстати, одной из причин поступления именно в Казань послужило то, что там преподавал каратэ известный сэнсей, чуваш по национальности. Тогда восточные единоборства, как вы помните, были под запретом, и заниматься приходилось нелегально. Когда я поступил, он уже оканчивал вуз, и я у него тренировался. 
- Вам пригодился в жизни опыт армейской службы? Не жалеете, что пришлось на два года прервать учебу и пойти, что называется, отдавать долг Родине?
- Нет, не жалею абсолютно. Меня, действительно, призвали после первого курса, тогда ощущалась острая нехватка ребят нашего года рождения, брони не было. В 1984 году меня отправили в Оренбургскую область, я служил в войсках противовоздушной обороны. Не ошибусь, если скажу, что армия многих учит тому, что такое настоящее товарищество и взаимовыручка. Мне повезло, неуставных отношений, как их принято называть, у нас не допускалось, соблюдались определенные солдатские традиции и все. Через год службы я сам уже следил за дисциплиной. 
Тяжело ли давалась служба? Да, нет, не особенно. Тяжелыми были разве что бытовые условия, полк стоял в степи, вокруг колючая проволока. И хотя я из калмыцкой степи, но в Оренбургской области климат непривычный, резко-континентальный, зимы снежные, лето жаркое.
После армии я стал даже лучше учиться, понял, что такое жизнь (смеется). А главное, что она мне привила – чувство самодисциплины. Это мне пригодилось навсегда. Это основное качество, на мой взгляд, необходимое и для нашей работы, и для семейной жизни. Не будет самодисциплины – не будет ничего. 
 - После завершения учебы вам хотелось вернуться домой или все-таки думали работать в другом регионе?
- Нет, я очень хотел вернуться в родную республику, и мысли другой не возникало. Поскольку наш южный менталитет сильно отличается от менталитета, скажем, жителя средней полосы России. Меня сначала распределили в прокуратуру Горьковской области, потом в Казань приехал представитель прокуратуры Чечено-Ингушской АССР и предложил работу у них. А так как это один из наших соседних регионов, я сразу же согласился. Но мне повезло, впоследствии я получил открепление и был направлен в «свой» Городовиковский район. Там я проработал семь лет следователем, затем помощником прокурора района. 
В апреле 1997 года там же был назначен судьей районного суда. Тогда это был трехсоставный суд, но фактически мы работали вдвоем с председателем Анной Яковлевной Удодовой. Нагрузка была неплохой, работали напряженно, не расслаблялись, но мне нравилось, наверное, потому что все успевал.  
В январе 2001 года я был назначен судьей высшей судебной инстанции республики, затем занимал должности заместителя председателя по гражданским делам, по общим вопросам. 
- Вопрос как к судье и просто человеку: вы «за» или «против» смертной казни и почему?
- Я против смертной казни в обоих своих ипостасях и обосную свою позицию. К сожалению, в наших судах на сегодняшний день еще бывают промахи, и было бы неправильно, чтоб человека осудили, расстреляли, а, скажем, лет через пять обнаружили бы ошибку. Мотивом для отмены казней во многих странах мира как раз и является вероятность судебной ошибки ценой в жизнь невиновного человека. Поэтому абсолютно верно, что наше государство ввело мораторий на высшую меру наказания – смертную казнь. Заключенным на пожизненное лишение свободы тем не менее государство дает надежду на то, что по истечении 25 лет отбывания срока заключения они могут просить о помиловании или попасть под амнистию. Так что у них есть шанс. И вообще, мое мнение таково: не мы даем жизнь, не нам ее забирать.
- Профессия судьи считается вершиной юридической карьеры. Не значит ли это, что стремиться больше не к чему? 
- Помимо того, что ты работаешь судьей, ты остаешься обычным человеком, у которого есть семья, дети, родственники, друзья. Да, возможно, работа где-то и первична, но остальную жизнь – вне профессии – никто не отменял. Поэтому стремиться всегда есть к чему, каждый день жизнь ставит перед тобой новые задачи. Кроме того, я смотрю на своих коллег, они постоянно расширяют профессиональный кругозор, читают специальную литературу, интересуются судебной практикой. Вы и сами видите, как стремительно меняется законодательство, кроме того, полным ходом продолжается модернизация судебной системы. Информационные технологии не стоят на месте, за которыми тоже нужно успевать и быть в курсе происходящего. 
- Как любит отдыхать главный судья республики?
- Самый лучший отдых – это, пожалуй, рыбалка. Люблю посидеть с удочкой в тишине, поразмышлять о смысле жизни, правильно ли я все делаю или нет? Судейская работа – не синекура, особенно когда не получается что-то из того, что запланировал. Но если вернуться назад, я бы ничего не стал менять в своей жизни.

Наталья Араева.
Фото из архива Верховного Суда РК



Анатолий Жигайлов — Поверьте, никто не хочет быть плохим

Он создал уникальное образовательное учреждение, каких не сыскать во всей России, помог тысячам детей найти дорогу в жизни. Это далеко не весь список достижений директора ставропольского Центра для одаренных детей «Поиск». Признаться, пока я не познакомилась с Анатолием Васильевичем, представляла его строгим, принципиальным, даже суровым. Я считала, что именно таким должен быть  директор процветающего центра с уникальной методикой преподавания. Однако уже первое общения с ним развеяло все иллюзии.

- Анатолий Васильевич, о центре «Поиск» в Интернете можно найти много информации, а вот о вас ее нет...

- Я учился в обычной школе в станице Советской Кировского района, был увлекающимся ребенком — занимался спортом, много читал художественную литературу. Особенно вдохновляли героические истории, темы гражданской войны, революций. Из школьных предметов любил физику и математику. Когда пришло время выбирать вуз, поступил в Ставропольский государственный педагогический институт на физико-математический факультет. Вы наверно удивитесь, но прилежным студентом меня назвать сложно, и дело вовсе не в моей беспечности. В то время всерьез увлекся легкой атлетикой, был даже в составе сборной страны.

Окончил вуз, женился на однокурснице. По распределению предложил супруге поехать в глубинку. Так и случилось. Какое-то время вместе работали в школе станицы Курской. Потом меня призвали в армию. От службы получал большое удовольствие: в полной мере осознал что такое дисциплина, ответственность, осмыслил многие вещи. Там же понял, что в станице для нашей семьи перспектив никаких нет. Поэтому, когда отдал долг Родине, предложил жене перебраться в Ставрополь. В городе мы устроились работать в общеобразовательную школу №2 — это была маленькое уютное заведение с небольшим количеством учеников. Мне очень нравилось преподавать, но мешало недостаточное  знание  педагогики, дидактики, психологии, коммуникации.

- Как устранили пробелы?

 - Я был ответственным учителем и хотел, чтобы дети хорошо знали предмет. Поэтому тщательно готовился к каждому уроку, эмоционально рассказывал, подбирал интересные образы, чтобы они понимали, что такое ток, электроны, ядро... А они, как все дети, не очень-то интересовались предметом. Это тяготило, я стал обращаться к старшим коллегам за помощью. Более того, чтобы понимать детей и стать профессионалом, начал ездить по стране, встречался с лучшими педагогами-практиками и учеными, писал им письма, задавал много вопросов. От каждой встречи, от каждого знакомства с профессионалом получал ценные знания. 

 Меня привлекали дети, которые не очень  хотели учиться. На самом деле, они интересные, более чувствительные, отзывчивые, но в силу разных причин отстают от сверстников. Поверьте, никто не хочет быть плохим. Многие дети просто не мотивированы, не знают и не понимают, зачем учиться. Я ведь тоже в школе отказался от английского языка, потому что не был мотивирован. А зачем он нужен? Куда я могу поехать, где использовать? Это сейчас без знания языка сложно, а во времена Советского Союза за границу попасть было нереально... Учительница меня понимала, ставила тройки. В университете я с ужасом увидел в расписании английский язык. 

Так вот, я стал думать, как можно помочь детям лучше освоить материал. Обратил внимание на исследования именитого учителя математики Федора Шаталова. Он создал свою концепцию работы с детьми — это конспекты, образы, опорные сигналы. Надо сказать, это была кропотливая работа — интересные «фишки» искал в литературе, это сейчас все есть в Интернете, а тогда... Когда я показал свои конспекты Шаталову, он изумился.

- Ради чего были все старания?

- Мне хотелось, чтобы ребята заканчивали школу умными, более развитыми. Каждый школьник буквально с первого класса усвоил: если ответил на уроке, то на следующем занятии его точно не спросят. Это мешает ребенку получать системные знания. А у меня все сто процентов  отвечали на каждом уроке. Самых лучших я готовил к олимпиадам, но, как вы помните, студентом я был не самым прилежным, поэтому сначала пришлось перерешать все олимпиадные задачи — школьные, краевые, потом задачи всероссийского уровня. Решал, решал, решал... Среди моих учеников появились призеры, победители. Так я стал в городе учителем, который может подготовить ребенка к олимпиаде. Меня заметили, стали приглашать в школы, институты выступать, делиться опытом с коллегами. Я знал гораздо больше, чем другие.

- А каким вы были учителем для детей?

- Я им не давал скучать — водил в походы, по утрам заставлял делать зарядку. Несмотря на погоду, настроение или другие факторы, каждое утро перед занятиями мы собирались на стадионе или в спортивном зале. Как классный руководитель я объявлял родителям: «Мое условие: все дети должны приходить на зарядку, а если не нравится, есть другие параллельные классы, но у меня все будут уделять внимание здоровью». Зато какими они вырастали: стройными, подтянутыми, энергичными! Где бы ни работал, никогда не изменял этому правилу. Я понимал, что являюсь примером для детей: влияю на них своим поведением, отношением к жизни, культурой. Понимал, что могу быть для них маяком, а могу неким раздражителем. 
Однажды я узнал, что в министерстве образования набирают учителей-предметников со знанием английского языка на курсы ЮНЕСКО. В течение девяти месяцев в столице готовили для преподавания за границей.

- Так вы же английский не знали!

- Вот именно. Никогда не думал, не гадал, что он мне понадобится. В Ставрополе я получил нужные рекомендации, приехал в Москву. И вот первый тест по английскому языку. Конечно, не справился. Через какое-то время вызывает руководитель курса и говорит: «Анатолий Васильевич, у вас нулевые знания, не потянете, мы вынуждены вас отчислить». Я тогда задаю вопрос: «А у вас был ученик с плохими знаниями, который закончил курс на одни пятерки?» Он удивился, а я продолжаю: «Перед вами сидит именно такой студент — нулевой, но закончит на все пятерки». Он на меня внимательно посмотрел и спрашивает: «Точно?» А я ему: «Даже не сомневайтесь».

- А вы тогда не сомневались?

- Это уже другой вопрос. Главное, что слово свое сдержал!

- То есть, выучил английский?

- Тут путь был один — пахать. Я вел постоянный внутренний диалог на английском: предложения, слова, полемика, во сне, во время утренних пробежек, даже когда ходил в филармонию, чтобы дать мозгу передышку. В первый же год я получил допуск к преподаванию и поехал в Африку - в Эфиопию.

- Какие впечатления оставила эта страна?

- Незабываемые. Попал в хорошее место, можно даже сказать курортное — городок в сорока километрах от столицы. Проработал там два года. Мог бы и дольше, но на родине оставалась семья.

- Расскажите о времени, которое провели в Африке.

- Там, конечно, низкий уровень жизни, но дети прекрасные — с великолепной памятью, любознательные, живые. Я преподавал в девятых-одиннадцатых классах. Что такое школа в Африке? Большая территория, одноэтажное здание, в котором множество классов. В моей школе учились три тысячи детей. Система такая: я рассказываю, они записывают, а через месяц проходят тесты на знание пройденного материала. Больше всего удивляло, как много внимания африканцы уделяют вопросу честности: в их школах дети не списывают, вернее, им не позволяют это делать.

 - Вернувшись в Ставрополь куда более подкованным, вы наверняка, пересмотрели взгляды на преподавание?

- Да, приведу один пример. Однажды я купил большие пластиковые пластины, вместе с детьми и родителями соорудил некие конструкции — никто не знал, для чего. На все вопросы отвечал: «Надо для опытов». Потом в один день выставил их на парты. Получилась перегородка как в лингвистических кабинетах, чтобы ученики друг у друга не списывали.

- Признавайтесь, бунт в классе был?

- Понимал, что может последовать отрицательная реакция, поэтому заранее морально и психологически их готовил. Зная меня, в классе были готовы к такой «революции». Я понимал, что ученики могут и раскрутить конструкцию, и сломать ее, но у меня был авторитет, поэтому дети приняли правила игры.

Знаете, что я понял в педагогике? Авторитет учителя - фундамент. Я чувствовал, что он у меня есть. В качестве примера: можно ученика попросить пойти вытереть доску, он откажется, сославшись, что не его дежурство, а может  безоговорочно откликнуться на просьбу учителя. Во втором случае это значит, что авторитет у учителя есть. Ученики чувствовали, что я их уважаю, что я их люблю, что заинтересован в их развитии, поэтому они принимали мои гиперответственность и супертребовательность.

Никогда не начинал урок с официальных приветствий.  Часто заходил и говорил так: «Ребята, некогда здороваться, работаем». Я не был классическим учителем — в галстуке, но был тем взрослым, который готов им помочь в любом вопросе. Другого статуса не хотел и не искал. Я понимал, что все, чему учу детей, должно им помочь в жизни, понимал, что важно укреплять веру ребенка в себя.  Всегда, когда слышал на уроке неправильный ответ, говорил: «Умничка, но не правильно», от такой реакции детям на моих уроках всегда было комфортно. В конце урока, если помните, учителя всегда спрашивают кому и чего было непонятно, а старшеклассников этот вопрос конфузит, они не хотят выглядеть дураками, поэтому молчат. Я начал спрашивать так: «Ребята, где я был непонятен?». Я перенес психологическую нагрузку на себя. Это и есть педагогика.

- Центр для одаренных детей «Поиск» - отдельная глава в биографии. Очень интересно, как он возник?

- Я хотел не просто учить детей, но и помогать им развивать мозг — укреплять память, влиять на развитие внимания, мышления, воображения. В 1991 году был открыт центр. Тогда никто не знал, как он будет выглядеть, но министр образования страны  поставил задачу —  сделать его лучшим в России.

Меня назначили руководителем «Поиска», дали полную свободу. Стал размышлять. Тогда были мощные заочные школы при университетах - можно было сделать и у нас нечто подобное. Могли создать, и даже планировалось, интернат — их тоже было немало по стране. Отказался и от этой идеи, потому что не хотел, чтобы дети жили в отрыве от семьи. В итоге был создан центр с очно-заочным обучением — на тот момент первый и единственный в России. Три раза в году по две неделе школьники  отрывались от местного процесса, приезжали в Ставрополь на сессии и пахали по восемь часов в день. Сами понимаете, чтобы развить способности, нужно много работать.

- Как меняется ребенок после занятий в «Поиске»?

- В первый год дети приезжали скромные, пугливые, не уверенные в себе. А после нескольких лет обучения расправляли крылья. Но чтобы вы поверили, я должен рассказать о механизмах, которые используются в центре.

- Рассказывайте!

- Когда набирал команду в «Поиск», первое требование, которое было к учителю - любить ребенка. Я им говорил: «Вот вы получили список детей, которые приедут на сессию в первый раз, и читаете: Сережа Тищенко — люблю, Таня Осипова — люблю... Вы должны читать каждую фамилию и говорить «люблю». Вы их еще не знаете, но уже любите, уважаете, заинтересованы в их развитии».

 В то же время однозначно понимал, что с задачей центра,- максимально развить интеллектуальные способности ученика - учителю в одиночку не справиться, что не правильно делать из него многостаночника. Поэтому параллельно начал создавать воспитательную службу. Важно было вырастить  не просто хорошего ученика, а культурного, образованного человека с широкими взглядами. Поэтому во время каждой сессии мы стали организовывать детям интересный досуг — водили в походы, на концерты, в музеи и театры. Важно было, чтобы они знакомились с прекрасным.

Я понимал, что и этого недостаточно. Поэтому в  «Поиске» появилась непонятная по тем временам психологическая служба с задачей «научиться изучать детей». Мы начали проводить среди учеников тестирование интеллектуальных и творческих способностей, стали выявлять их личностные качества.  Изучали, какие качества доминируют, какие «западают», прагматик или не прагматик ребенок, тревожный или спокойный, оптимист или пессимист...  

Потом появилась вторая задача —  уметь анализировать данные и разрабатывать индивидуальные программы развития. Правда, не все было так гладко. Тестирование, проверка, сведение результатов в единое целое занимали очень много времени. Данные по каждому ребенку нужно было донести до преподавателя, чтобы он заинтересовался, принял и использовал это в работе. Это была «бумажная» изначально   провальная практика, но я от нее не отказался, решив, что в центре будем создавать автоматизированную электронную систему. Для этого мы  пригласили научным руководителем специалиста по тестовым батареям, психолога из Санкт-Петербургского государственного университета. В итоге  мы создали автоматизированную систему «Мониторинг». В 2009 году она заработала, и я горд, что нам удалось это сделать.

- В чем ее особенность?

- К нам приходит ребенок, на него сразу заводится электронная карта,  которая доступна и родителям, и учителям. В карте отражаются накопительно интеллектуальные, личностные, мотивационные особенности, параметры профессионального самоопределения. Мамы и папы в любой момент могут зайти в личный кабинет и увидеть, какой их сын или дочь по тем или иным параметрам. И учителю легко —  он знает, какие в его группе дети. Это уже не педагогика на глазок, это педагогика принятия учителем управленческих решений на основе объективных данных о своих воспитанниках.

 - Кстати, сейчас многие родители мечтают «слепить» из ребенка гения, чуть ли не с первых годов жизни водят в многочисленные секции — на танцы, в музыкальную школу, занятия по иностранным языкам. Конечно, из добрых побуждений, но насколько это правильно, не вредит ли чрезмерная занятость растущему организму?

- Важный вопрос. В центре мы практически не эксплуатируем  слово «одаренный» - оно отпугивает многих родителей. Я всегда всем поясняю: «Поиск» — центр развития интеллектуальных и творческих  способностей детей. Вот правильное название! Любой ребенок может учиться у нас, с любым уровнем интеллектуального и учебного развития.

А теперь вернусь к вашему вопросу. Все родители хотят, чтобы их ребенок был успешным, достиг небывалых высот. Это правильно. Но фанатизма здесь быть не должно. Вообще я заметил, что успешные люди добиваются успеха путем ежедневного каторжного труда. Все! Я часто родителям предлагаю знакомиться с биографиями миллиардеров. Они что, лучше всех учились? Были победителями международных олимпиад? Нет. У них была цель — сделать, достичь. Я хочу, чтобы в каждом ребенке было такое стремление, мотивация, тогда любые горы по плечу. Вот такую работу мы ведем в центре, и она у нас приоритетна.  

Мы хотим, чтобы наши воспитанники до окончания школы уже начали формировать свои  жизненные, профессиональные, образовательные, карьерные  сценарии.  Хотим, чтобы они понимали, что по большому счету неважно, какую профессию выбрать. Ведь можно называться парикмахером, а можно взять другую высоту и стать всемирно известным визажистом. Можно быть адвокатом, которого знают только в районе, а можно стать специалистом, о котором говорят в крае, в России. В чем суть? Если ребенок хочет быть портным, ничего страшного в этом нет, но в своем деле он должен достичь профессионализма. В нашем центре такой девиз: «Мысль определяет то, что ты хочешь, действие определяет то, что ты  получишь». Неважно, какую профессию выберет человек, важно быть в этом деле лучшим.

- Центр «Поиск» во многом отличается от обычной классической школы. У вас не было желания внедрить разработки в образовательные учреждения края, так сказать, поделиться опытом?

- Я хотел и хочу, но, к сожалению, эта задача по многим причинам пока невыполнима. В школах России нет систем, которые бы изучали детей, а у нас в центре она есть. Я очень хотел внедрить автоматизированную систему «Мониторинг», о которой уже говорил, в школы края. С 2010 года предлагал ее образовательным учреждениям, даже организовал для психологов школ бесплатные курсы, шестьсот психологов обучил за  счет центра. Не пошло. Не захотели. Обидно. Современная школа не использует уже имеющиеся  шансы быть более эффективной.

- То есть, ни один директор школы не заинтересовался?

- Почему же, несколько человек нашлось, но в итоге и они погасли.

- Что еще вас огорчает в современных школах?

- Не могу критиковать своих коллег. Мне не нравится, что на учителя возложили много обязанностей: он ответственен за то, чтобы ребенок вырос патриотом, был подготовлен к труду, целеустремленным, умным... Из учителя делают многостаночника. Мои коллеги в школах перегружены, поэтому часто отвергают все новое.

- О чем вы сегодня мечтаете?

- Знаете, когда я стал преподавателем, то понял, что мотивация  - это самый мощный инструмент или даже оружие. Основа основ! Моим мотиватором всегда была семья. Я хотел создавать успех для себя, для своих детей, для своей семьи. Все получилось! Оглядываясь назад, я могу сказать, что доволен жизнью. Доволен, что поступил в институт, что стал учителем, что создал центр. Горжусь и восхищаюсь своим коллективом. Мои мечта, чтобы «Поиск» становился и был жизненной школой для каждого ребенка. Но и этого мало. Хочу, чтобы центр стал и жизненной школой для родителей. Почему? К нам приходят родители дошкольников — молодые ребята, они такие же дети, не все знают, не все понимают. Я мечтаю создать центр, который бы помогал мамам и папам. В этом направлении мы работаем. Думаю, с реализацией этой мечты я тоже справлюсь.

Отдельная мечта - воспитывать в детях предпринимательскую жилку, не позволить сделать из них потребителей. Я работаю на эту мечту. Защитил в Агенстве стратегических инициатив проект «Предпринимательское образование детей». Сейчас эта идея начинает шагать по всей России.

Беседовала Лусине Варданян. 
Фото из личного архива. 



Евгений Кузнецов — Лишь художник некрасивое сделает красивым


Лет примерно двадцать, приходя в Ставропольский академический театр драмы (а я числю себя театралом и посещаю театр достаточно регулярно), в уютной рекреации, что рядом со зрительным залом, каждый раз с радостью ощущаю поток теплой энергии, исходящей от картины на стене. На ней изображено… настроение. Там нет сюжета, нет четких персонажей или объектов, там запечатлено именно настроение. Некая не поддающаяся словам зрительная аура наполняет не только окружающее пространство, но притягивая взгляд, овевает чем-то очень добрым. Этой картине повезло, она попала туда, где и должна быть. Но повезло и театру, и нам, зрителям, получающим  энергию добра от полотен, подаренных когда-то молодыми живописцами Евгением Кузнецовым и Сергеем Паршиным. 

Евгений Кузнецов — художник, можно сказать, потомственный, его отец Георгий Иванович, сибиряк академического образования, в середине прошлого века  после окончания Ленинградского института живописи и архитектуры приехал поднимать целину ставропольского искусства.  В Ставрополе тогда еще не было ни союза художников, ни своего художественного фонда. И Георгию Кузнецову поручили организацию мастерских. Долго время он был главным художником Художественного фонда и до конца жизни трудился в выделенной ему небольшой мастерской.  Мама Евгения - учитель литературы. Словом, самая что ни на есть интеллигентная семья.  Удивительно, однако, что довольно долго никто, в том числе сам Евгений, не думал, что пойдет по стопам отца. Более того, он вполне мог бы стать, например, инженером: в школе ему хорошо давались точные науки, успешно выступал на олимпиадах по математике, физике.  И только в седьмом классе случайно с отцом зашел в художественную школу, где работал друг отца, и пока взрослые беседовали,  мальчику, чтобы не скучал, дали порисовать. Ему понравилось.

- Дай, думаю, похожу сюда, - вспоминает Евгений. - Вот так год занимался и уже после восьмого класса поступил в художественное училище.

Случайность? Конечно, нет. Свой талант и свою душу не обманешь. Можно лишь позавидовать быстроте  жизненного выбора. Впрочем, говорить «по стопам отца» в данном случае не совсем точно. Отдавая должное академизму отцовского почерка, сын все же шел своим путем. Кстати, работы Кузнецова-старшего сегодня хранятся в фондах Ставропольского музея изобразительных искусств, многие из них стали своего рода отражением той эпохи, названной  «оттепелью». Например,   полотно «Приезд Хрущева на Ставрополье» при всей заданности идеи и сюжета являет солнечную, яркую реалистичную живопись!  Какое-то время такие картины были скрыты в запасниках.  А сейчас уже могут служить и образцами. 
 В художественном училище Жене очень понравилось. Прежде всего, увлекало  общение с однокурсниками, среди которых были яркие личности, уже в юности выделявшиеся оригинальным взглядом на мир и искусство. Евгений Кузнецов доныне с благодарностью говорит об однокашнике и тёзке  Евгении Синчинове, ныне известном ставропольском графике и карикатуристе: 

- Какие-то кубистические мотивы в моих ранних работах проявились через знакомство с его творчеством. Так что училище давало много возможностей роста. Не говоря уже о профессиональной подготовке. 

А потом он, как выразился сам Евгений, «сходил» в армию. Служил в Пятигорске. Правда, по-настоящему армейской такую службу назвать трудно: его обязанностью было  оформление разных служебных помещений, в том числе в исправительных учреждениях.  В общем, средствами искусства, так сказать, перевоспитывали преступный элемент.  Занятным называет он то время. Например, чрезвычайно любопытно было наблюдать за отношениями охраняемых  и охранявших. К тому же в помощь молодому оформителю назначали  поселенцев «мест не столь отдаленных»: принести подручный материал, инструменты, выполнить какие-то столярные работы, подготовить планшеты, загрунтовать холст. Эти необычные помощники озадачивали солдата-художника  предпочтениями в колористике: всё стремились применять краски сероватых оттенков. Что-то подсознательное мешало им красить ярко, даже красный выходил у них ближе к коричневому. Поразительно, что эту подчеркнутую некрасивость цвета сейчас можно нередко встретить на престижных выставках современного искусства...

С этим жизненным багажом демобилизованный художник направился  в Краснодарский институт культуры. Однако, вскоре перевелся с дневного отделения на заочное: снова проходить азы ему уже было неинтересно, хотелось большей самостоятельности. Работать пошел в ставропольский Союз художников. Здесь, с одной стороны, надо было выполнять госзаказы - обязательные портреты «вождей», стенды по военно-патриотической подготовке и т. п. Зато, с другой стороны,  здорово выручали проводившиеся тогда регулярно  командировки в дома творчества в разных уголках бывшего Союза. На целых два месяца уезжали  группами, особенно любили бывать на Байкале.  Дом творчества «Листвянка» на берегу «славного моря» был замечательный,  а главное — это был университет настоящий, серьезный! Полностью творческий, безо всякой обязаловки. 

Сколько полотен в его творческом багаже, сегодня не знает точно и сам Евгений.   В электронной подборке - около полутысячи. Но это, конечно, малая часть. Из раннего что-то просто не зафиксировано, другая часть еще не оцифрована. Сюжетов и мыслей запечатлено на холсте огромное множество. Наугад выбираем   цветочные натюрморты, которых у Кузнецова немало.  Писать цветы, считает Евгений,  — отличная школа изучения гаммы  красок. Но особенно ему интересна абстрактная структура, которая уже несет в себе и гамму, и ритм, и эмоциональный строй. При этом поражает возникающая гармония   абстракции с вторгающимся в неё реалистичным изображением,  вплоть до блика малой росинки, и  причудливые  формы начинают  превращаться в природные. Художник должен обладать безграничной фантазией, и тогда образность его мышления, воплощенная на холсте, превратится в ту самую поэзию, магически действующую на нас.  Но жизнь обязывает быть волшебником-реалистом: не забывать о   «покупательной» способности произведения, что вполне нормально: картины должны находить путь к людям.

Как бы банально это ни звучало, но истинный профессионал учится постоянно, независимо от возраста. Критически вспоминая вузовские науки, Евгений все же на всю жизнь запомнил экзамен на последнем курсе, когда преподаватель, видя, что задание студентом выполнено практически на пятерку, предложил   «поучиться по-настоящему»:   вот в этой части холста  цвет  попробуй разложить  на шесть оттенков. А там кусочек всего в один сантиметр! Три часа Евгений убил на этот сантиметр и, как вспоминает, многое понял. Вспоминает с радостью и благодарно. Умный ему попался педагог. Тот необыкновенный экзамен-урок помог ему впоследствии в работе со своими учениками, их у него достаточно. 

- Просто я знаю, что еще можно сделать. Да, перфекционизм иногда  здорово мешает.  С другой стороны, иногда, чтобы улучшить картину, ее надо переписать заново! Смотришь:  как будто все хорошо, только все изображение надо сдвинуть на два сантиметра влево… Приходит ощущение, что «косяк» допущен на каком-то раннем шаге. Значит, нужно довести   работу до  внятного результата, и потом это становится очевидным.   Поэтому часто все-таки переделываю. Собственно, половина работ переделана так, что их потом не узнать вообще, - Евгений говорит об этом легко и просто, словно ничего тут особенного.

Умение работать именно так позволило ему всего за месяц труда в мастерской у коллег в Испании подготовить  25 полотен (!) для персональной выставки, прошедшей недавно   в Берлинском доме русской культуры и науки.  Тему задал, отталкиваясь от одной картины под названием   «Верный свет», и все работы выставки  так или иначе отражали тему света. Ракурсы самые разные  - свет  свечи, огонек спички, сияние солнца, луны, свет любви. А слово «верный» в русском языке означает и правильный, и  преданный. Евгению, как сыну мамы-филолога, нравится игра со словами, он не устает восхищаться возможностями русского языка: одно слово расширяет смысл, открывает простор для мысли. Вот на полотне мужчина закрывает плащом от постороннего света свою девушку и светит ей фонарем на читаемую книгу:  дескать, только этот свет – правильный. В этом есть и ревность, и любовь, и оберег, все вместе. Кстати, сейчас эта выставка продолжает привлекать публику уже в других галереях Берлина. 

  География путешествий художника по миру весьма широка. Начиналась она на волне перемен и в стране, и в творческом союзе, когда закрывались программы, рушилась система соцзаказа. Тогда участники последней советской  молодежной выставки в Москве решили уже за свой счет продолжить традицию встреч в Домах творчества, провести свою выставку в Центральном Доме художников. И родилось новое объединение  - «Солнечный квадрат», наладивший контакты с российскими зарубежными центрами.  

- Мы   представили выставочный план на целый год, поскольку у нас было много активных художников, готовых поездить по миру со своими картинами. Так получилось много замечательных поездок сначала по Востоку — Вьетнам, Индия, Цейлон, Непал. А потом уже и дальше.

Словом, ребята не просто выжили в те о-очень трудные годы,  они сохранили Союз художников. Это они только с виду люди тихие, в своих мастерских сосредоточенные, но, как выяснилось,  все же и предприимчивые. Им   удалось договориться и с местной властью «не горячиться» по поводу мастерских, не отбирать имевшиеся помещения.  

Восток насытил молодых и смелых путешественников не только экзотикой, а принципиально  новыми ощущениями.  Вспоминая, Евгений размышляет вслух:
 - Ради чего делается живопись? Во-первых, сама по себе она —  чудо превращения плоской поверхности в пространственную структуру. На плоском и пустынном холсте возникает ощущение пространства и объема. А во-вторых,  это эмоциональный строй:   еще до того как человек увидел, что там нарисовано, цвет и ритм должны зарядить его нужной энергией, создать настроение. И на волне этого настроения он уже будет воспринимать сюжет, и  воспринимать эмоционально верно. 

 Тот же Восток  заинтересовал своеобразным балансом яркости и… пыльности.  С одной стороны многоцветье  одежд, с  другой – грязища и бедность. Контраст восприятия обострен чрезвычайно. Любопытно было, конечно, увидеть, как работают художники в разных странах. Общение, кстати, входило в обязательную часть программы «Солнечного квадрата» в отличие от просто поездок на выставки: русские центры за рубежом всегда организовывали встречи с местными художниками, причем выбирали достаточно интересные фигуры. История из сравнительных наблюдений на Востоке и Западе:  в городе-побратиме Безье во Франции русские начали показывать свои технические приемы, работу с необычными фактурами,  европейцы страшно удивились такой открытости. И признались: если бы у них кто-то такую технику придумал, к нему в мастерскую просто уже никто не смог бы войти - коммерческая тайна! А наши-то  привыкли   открыто работать…

- Европа сейчас не самый центр искусств, - Евгений знает это по собственным впечатлениям. - Китай, например, заявляет о себе во весь голос, чего стоит один их знаменитый Ай Вэй Вэй с его глобальными инсталляциями.  Китай  стал мировым лидером в производстве и потреблении произведений искусства. Вся Европа завалена ими, и внутри спрос грандиозный.  Там целые города художников, производящих миллионы картин. Правда, часто это уже не искусство, а тираж, сделанный вручную. Как у нас в городах-курортах КМВ - с натюрмортами, собачками, корабликами…

Художник Кузнецов сегодня достиг сплава мастерства и хорошего спроса. Правда, заказы поступают большей частью не в родном Ставрополе, а например, в Краснодаре.   Выездные выставки в Москве давно не проводит: рынок  столицы хоть и безграничный, но общаться с тамошними «жуликами» нет желания.  Ему нравится  самому предлагать заказчикам идеи. Даже если  это портрет или цветочные композиции для интерьера. Чаще всего к нему идут те, кто уже знает его стиль, авторскую манеру.   Сейчас  в работе, как это обычно принято, параллельно несколько картин. Вот эта будет называться «Стекло». Название, надо сказать, очень точное даже на первый взгляд. Оказалось, как опять же свойственно Евгению, -  и философичное.

 - Зеркало – вещь таинственная, в чем-то мистическая, - говорит художник. – Как видите, тут и попытка спрятаться за ним, и попытка протереть матовое стекло…  Картина эта делается для конкретного человека, тренера.  Моя задача - передать его восприятие мира. С точки зрения профессионала, помогающего людям увидеть себя с другой стороны. 

 Наверно, глупо спрашивать, любит ли художник свою  профессию. В творчестве сосредоточена вся жизнь.   А иногда, смеётся мой собеседник, за это еще и денег дают! Между прочим, Евгений Кузнецов теперь уже – звено в династийной цепочке: сын Георгий  тоже художник. Но идущий  своим путем. Сын  в детстве, как и отец, также успешно занимался математикой, и Евгений с Ольгой надеялись, что  в семье будет свой программист со стабильным доходом (искусство – занятие ненадежное). А Георгий тоже однажды сказал: хочу рисовать.  Теперь по их семье можно уже изучать историю искусства. Георгий вместе с другом  Андреем Блохиным, сыном краснодарских художников Ларисы и Валерия Блохиных, создал и успешно продвигает творческий тандем, набирающий популярность и на Родине, и в Европе. Это арт-группа «Recycle». Их провокативное искусство, порой превращаемое в эстетически отшлифованный аттракцион с применением пластика, полиуретана, гипса и акрила, снискал признание профессионалов: ребята – лауреаты Премии Кандинского, входят в десятку рейтинга молодых художников России, в 2017 году арт-группа вошла в список 49 выдающихся современных художников в возрасте до 50 лет.  Выставки «Recycle» с успехом проходили во многих городах мира. В прошлом году арт-группа представляла большой проект на Венецианской биеннале. 

Так что повод для отцовской   гордости, конечно,  есть. К тому же и отцу очень интересно,  чем занимается сын.  Надо слышать, с каким восхищением он описывает одну из композиций  «Recycle»:

 - Концептуальное искусство замечательно вводит свойства материала в систему создания образа. Когда из полиуритана  отлиты скрижали Завета, например, а текстом выбраны десять фраз из пользовательского соглашения Фейсбука, 40 страниц мелким почерком, которые никто никогда  не читает, а ребята прочли и нашли практически плагиат из заповедей Моисея… И эти тексты, отлитые из резины, внешне выглядят, как камень.  Удивительная  система образного мышления! Неслучайно эти произведения, достаточно дорогие, охотно приобретают знатоки. На предыдущей биеннале ребята показывали персональный проект, занимавший пространство  целого собора – церкви Святого Антония в Венеции.  Действующий храм   выступал в качестве выставочной площадки.   Интересное сочетание получилось. Один  из больших рельефов  купила принцесса Нидерландов.  

…В мастерской Евгения Кузнецова бросается в глаза обилие музыкальных инструментов, от пианино до всевозможных флейт, гитар, дудок. Назвать это собирательством или хобби было бы совершенно неверно. Лучше по-русски многозначно – увлечение. Потому что перед нами - человек увлеченный.  В музыкальной школе не обучался, пианино осваивал дома с репетитором. А  потом уже совсем взрослым «заболел» флейтой. Какие-то струны его души волнуют извлекаемые ею звуки. Теперь у него – несколько десятков флейт со всего света. Вот эти — с острова Бали, где специально изготовили инструменты из редкого сорта бамбука с очень тонкими стеночками.  А вон тот - из Индии. В  руках Евгения трубочка выводит  нежную восточную мелодию. Цейлонская дудка деревянной резьбой напоминает старинные русские храмы. Мастер прямо у пальмы сидел и ножичком на виду у всех вырезал, а звучит сие творение Востока очень по-нашему, прямо русские народные мелодии. Из американской галереи подарили на день рождения оркестровую классику. А вот флейта современная, но выполненная в точном соответствии со средневековой, облик которой не менялся столетиями, точно такой можно видеть на картинах пятнадцатого века.  

На мой взгляд,  все картины Евгения Кузнецова объединяет то, что они просто-напросто очень красивы. И, в отличие от некоторых иных абстракций, не раздражают. В них живет невероятной силы эстетика.  Такая притягательная, что странно бывает слышать, как художников такого стиля порой обвиняют в «бесформенной красивости». Полотна Евгения для меня более содержательны, нежели некоторые полные модного «историзма»  картины, явно   направленные на определенную идеологию. Их так называемая достоверность выглядит плоской, прямолинейной, если не сказать – выхолощенной. Мы дружно вспомнили ставропольского живописца Павла Гречишкина, удивительно цельного и последовательного. Он не пытался «делать красиво» в своем любимом жанре пейзажа  — солнышко, травка, небушко... Но его виды живой природы завораживают, взять байкальскую серию:  там все в серебре, серая вода, серые облака, серые  скалы, а вместе  — волшебный результат! Наверное, именно этого и ждет зритель от встречи с настоящим искусством 
 Вместе с женой Ольгой, тоже художником и педагогом, они сейчас мечтают увидеть новый интересный проект  сына в Центре Помпиду в Париже.  Экспозиция  «Recycle» продолжает технологию, опробованную в Венеции.  

- Ребята создают прекрасный образ иллюзии всеобъятности Интернета, - рассказывает Евгений. – Идея простая и одновременно важная, касается сегодня каждого: если ты думаешь, что через экран компьютера тебе показывают весь мир, то сильно ошибаешься! Перед тобой - только  экран. Цельную картину мира  ты никогда не увидишь.

Все это, конечно, занимательно, а что - для души? Могу я возвыситься душой от встречи с таким искусством? 

-  Интернет это современная реальность, и попытка его осмыслить пластически уже сама по себе  хорошее произведение. Это не картина, не скульптура, это новое пространство, которое предлагает тебе поэтическую расшифровку каких-то элементов действительности. Сама структура этой параллельной реальности открывается с чувственной, поэтической стороны. В этом есть гармония,  все это еще и эстетично. 
 И вновь мы возвращаемся к тому, что картина — это иллюзия пространства. Но она должна быть красивой, иначе  это всего лишь кусок холста, пускай и ярко покрашенного…

- Высший пилотаж — нарисовать что-нибудь некрасивое так, чтобы вышло красиво, - снова лукавая улыбка появляется на лице моего собеседника. 

И мне понятно, что он имеет в виду.   Ведь, к примеру, его свежие персонажи  с девайсами  красивыми не назовешь, они даже как-то все, извините, на одно лицо что ли. Но в них наряду с мыслью я вижу и эстетику образа, и гармонию красок. В них хочется всматриваться, разглядывать, любуясь  игрой  полутонов… 

Когда мы увидим в Ставрополе новую выставку Евгения Кузнецова? Задумавшись на мгновение, он  обещает: будет обязательно! Быть может, к юбилею. Главное, художнику  хочется подготовить нечто новое, чтобы экспозиция представляла собой не ретроспекцию, а  цельный проект, посвященный какой-то идее. В качестве идеи видится панорамный показ творчества  трех поколений художников Кузнецовых. Почему бы и нет? Для себя я уже назвала будущую выставку «Династия волшебников».

Наталья Быкова.  
Фото из личного архива.







Наши контакты в регионах

ОАО «Юридическое агентство «СРВ» 355018 г. Ставрополь, ул. Мира 319, тел./Факс: +7(8652) 35-04-08; 24-47-47; 37-19-19; 37-22-44

ООО «Коллекторское бюро «СРВ»
115088 г. Москва, ул. Дубровская 1-Я, 15/31, тел.: +7 (495) 222-50-50

ООО «Коллекторская группа СРВ»
198019, г. Санкт Петербург, ул. Глиняная 5, тел.: +7 (812) 920-74-73

ООО « Юридическое агентство «СРВ»
350063, г. Краснодар, ул. Рашпилевская 11,тел.: +7 (861) 992-0-992

ООО «Коллекторское бюро «СРВ»
367013, г. Махачкала, пр-т. Гамидова 39, тел.: +7 (8722) 92-92-42

ОАО «Юридическое агентство «СРВ»
385000, г. Майкоп, ул Курганная, 197, тел.: +7 (918) 746-42-73

ООО «Агропромышленный холдинг «СРВ»
344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Социалистическая 181a, тел.: +7 (863) 275-56-77

ООО «СРВ»
630110, г. Новосибирск, ул. Писемского 1 А, корпус 9, тел.: +7 (383) 254-75-01

ООО «Коллекторское агентство «СРВ»
454119, г. Челябинск, Копейское шоссе, д. 40, тел.: +7 (351) 223-18-88

ООО «Коллекторское агентство «СРВ»
644001, г. Омск, ул. 20 лет РККА 179, Торговый комплекс «3-й Разъезд», тел.: +7 (3812) 909-001

ООО «Юридическое бюро «СРВ»
660133, г. Красноярск, ул. им. Сергея Лазо 6а, тел.: +7 (391) 280-00-25

ООО «Юридическое агентство «СРВ»
450095, г.Уфа, ул.. Глазовская, 14/1, тел.: +7 (347) 294-85-55

ООО «Финансовое агентство «СРВ»
394030, г. Воронеж, ул. Острогожская 73, тел.: +7 (473) 232-22-40

ООО «СРВ»
443010, г. Самара, ул. Куйбышева 128, тел.: +7 (846) 205-55-92

ООО «Успех»
410056, г. Саратов, ул. Ильинский проезд 11, тел.: +7 (8452) 75-87-80

ООО «Консалтинговая группа «СРВ»
420111, г. Казань, ул. Мазита Гафури 50, тел.: +7 (843) 215-17-77

ООО «Консалтинговая группа «СРВ»
362025, г. Владикавказ, ул. Куйбышева 21-23, тел.: +7 (8672) 92-22-72

ООО «Юридическое бюро СРВ»
620089, г. Екатеринбург, ул. Софьи Ковалевской 3, тел.: +7 (3432) 72-85-65

ООО «Юридическое агентство «СРВ»
360015, г. Нальчик, ул. Чернышевского 181,
тел.: +7 988 939-88-11

ООО «Коллекторское агентство «СРВ»
603040, г. Нижний Новгород, ул. Свободы 63, тел.: +7 (831) 424-44-56

ООО «СРВ»
236022, г. Калининград, ул. Дм. Донского, 11, тел.: +7 (4012) 27-00-04

ООО «Юридическое бюро «СРВ»
690017, г. Владивосток, ул. Фадеева 47, тел.: +7 (423) 274-11-10

Email: asrv@bk.ru


УКАЗ Президента Российской Федерации о награждении Савичева Романа Валерьевича


Генеральному директору Группы компаний «СРВ» Роману Савичеву присвоено почетное звание «Заслуженный юрист Республики Адыгея»

ОБЩЕРОССИЙСКИЕ ПРАВОВЫЕ НОВОСТИ


Суд заключил под стражу ещё троих участников митинга 27 июля
Басманный суд Москвы принял решение об аресте троих участников несогласованного


Апелляция оставила под стражей экс-сенатора Арашукова
Московский городской суд отказался удовлетворять жалобу защиты бывшего члена Сов


Суд вернул «Флай Авто» иск к ФБК на 1 млрд рублей
Арбитражный суд города Москвы вернул компании по аренде автомобилей «Флай Авто»


ВККС ищет зампреда областного суда
Высшая квалификационная коллегия судей объявила об открытии новой вакансии. Доку


Путин подписал закон о праве полиции выдавать предостережения
Президент России Владимир Путин подписал закон, предоставляющий сотрудникам поли
















Информеры - курсы валют
Гидрометцентр России
   Индекс цитирования.
   Rambler's Top100
 
  Рейтинг@Mail.ru